Яд неблагодарности. Часть вторая.

«Не на гнев создал нас Бог, но для [получения] спасения, чтобы мы, насладившись Его благами, были благодарны и благомыслящи в отношении к Благодетелю. Но нерадение наше о познании даров Его привело нас в леность, а леность предала забвению, от которого воцарилось в нас неразумие» Свмч. Петр Дамаскин

Мои должники…

Вопрос: Вы говорите, что неблагодарность – это серьезное бедствие для всего человеческого рода. Ею поражены практически все. Она овладевает сердцем человека незаметно, как вирус, но после ведет себя весьма агрессивно – подобно саркоме: отравляет его жизнь, удаляет от Бога, обрекает его душу на вечные мучения и к тому же приносит страдания окружающим людям.

Судя по последствиям, которые неблагодарность влечет за собой, ее действие в сердце должно быть очевидным каждому, кто болен этим недугом. Но, думаю, если провести опрос, то большинство людей не признают себя неблагодарными, причем категорически! И если это – духовная слепота и глубокое заблуждение, то, вероятно, у такого распространенного явления должны быть весомые причины?

Ответ: Во-первых, мы понимаем, что способность смотреть правде «в лицо» всегда требует не только немалого мужества, но и, что важнее всего, желания увидеть это «лицо» в истинном свете: без «масок», прикрас и «толстого слоя грима». Но если человек, бросая беглый взгляд на качества своей души, имеет скрытой целью разглядеть в ней лишь собственную «красоту» и «уникальность» или же какое-либо соответствие вычитанному в книгах или же высмотренному в фильмах «идеальному» в его понимании образу, то, конечно же, никаких откровений и свидетельств со стороны совести, а соответственно, и правдивых открытий для него не произойдет.

Причем подсознательно каждый понимает: «Если выяснится, что я человек неблагодарный – это автоматически лишит меня статуса элементарной порядочности». Поэтому, оценивая себя, абсолютное большинство людей склоняются ко лжи, отталкиваются от всего неприятного, вычеркивают из памяти все грязное и дурное – все то, что может подтвердить дискредитирующий их порядочность «диагноз», а значит, существенно уронить их высокое о себе мнение. К тому же человек скорее способен признавать за собой те ошибки, в которых можно хоть как-то оправдаться, а неблагодарность не может быть оправдана никем и никогда – мотивировать ее «объективной необходимостью» вряд ли получится. И в этом тоже проявляется, как минимум, лицемерие: мы все порицаем неблагодарность, но при этом являемся добровольными носителями этого вируса.

Во-вторых, в сердце человека неблагодарность укореняется очень глубоко, как говорится, «на клеточном уровне». Так что рассмотреть ее как нечто чужеродное (чуждое душе) бывает крайне сложно. Она развивается на почве эгоизма и пренебрежения заповедями о любви. Зачастую этот процесс начинается еще в детстве. С юных лет, усваивая как норму паразитическое отношение к своим самым любящим, искренним и бескорыстным благодетелям – родителям и Богу, – мы не замечаем, как фундаментом, на котором развивается наша личность, становится откровенное зло: дух гордости и неблагодарности.

Привыкая безгранично пользоваться любовью своих родителей и Любовью Божией, мы постепенно теряем способность расценивать чью-либо жертвенность, заботу, благодеяния, всепрощение – как ВЕЛИКИЙ ДАР, но принимаем такое отношение к себе, «как должное», само собой разумеющееся. А в результате становимся заложниками диавольской пропаганды – и искаженное восприятие действительности нам обеспечено. Что уж говорить, если, имея непомерные претензии к окружающему миру, мы незаметно для себя даже самых любящих благодетелей наделяем статусом своих личных «должников», которые непременно «обязаны» постоянно служить нам, почитать нас и обеспечивать наши эгоистичные «права и свободы». С таким взглядом на жизнь в основу мышления человека ложится принцип: «Лично Я никому ничего не должен! Но меня все должны понимать и всегда мне сочувствовать: родители, друзья, сослуживцы, прохожие… и Сам Бог – потому что я, несомненно, достоин большего!» Конечно же, имея такое расположение, безразлично и пренебрежительно пользуясь дарованными благами, как своим неотъемлемым правом, человек просто не может быть искренне благодарным – он не ощущает в этом необходимости и совершенно не понимает, что вообще кого-то за что-то должен благодарить. Вот так мы и усваиваем, мягко говоря, бесчеловечный принцип отношения к своим благодетелям как норму жизни: дети – к родителям, супруги – друг к другу, послушники – к духовникам, христиане – ко Христу…

Вопрос: Конечно, позиция «мне все должны» ущербна в корне…

Ответ: Картина и на самом деле вырисовывается печальная. Мне вспоминается притча о том, как один благочестивый христианин положил себе за правило ежедневно подавать милостыню нищему, который попрошайничал недалеко от его дома. По пути на работу он каждый раз вручал ему монету. Так продолжалось долгое время. Но однажды этот человек решил отправиться в путешествие со своей женой. По возвращении, спустя месяц, на своем пути он повстречал знакомого ему нищего. Тот кинулся к нему, негодующий и возмущенный:

– Где ты был так долго?!

– Я путешествовал со своей женой. Вот, возьми монету.

Но от этих слов попрошайка пришел в гнев:

– Я все готов понять! Но какое ты имеешь право развлекаться за мой счет?!

Вот точно так, подобно этому нищему, мы ведем себя пред Богом и перед нашими ближними, от которых ждем доброго к себе отношения, но, даже принимая от них любовь и заботу, благодетелями своими мы их вовсе не почитаем. При этом в конечном итоге мы попадаем в положение «старухи у разбитого корыта» из «Сказки о золотой рыбке». Мы безрассудно повторяем глупость главной «героини», хотя суть ее ошибки нам хорошо понятна с самого раннего возраста.

А если неблагодарность свойственна человеку, то яд этой страсти не пощадит никакие взаимоотношения и станет препятствием на пути к достижению даже самых благих и заветных целей. Например, многим знакомо то чувство благоговения, с которым мы напрашиваемся в духовные чада к тому или иному батюшке, потому что именно в нем мы рассмотрели своего благодетеля в деле спасения души. Но, добившись желаемого, мы считаем, что дело сделано: ответственность за наше спасение переложена на надежные плечи. Поэтому предполагаемые взаимные права и обязанности мы подсознательно распределяем следующим образом: у нас – права, у батюшки – обязанности. То есть рано или поздно мы начинаем относиться к своему духовнику, как к должнику, совершенно не задумываясь о том, сколько жертвенной любви и молитвенных трудов полагается ради нашего вразумления и исправления. А как мы реагируем на такую заботу? Нередко слышатся всякого рода недовольства и упреки из серии: «Меня не поняли, не оценили, не дослушали, не поддержали, внимания почти не уделили… Все неправильно! Он вообще не понимает, что мне надо!» – иногда переходящие в истерику: «И вообще – взяли, так носите!» И при таком отношении совершенно не исключено, что из наших уст слова «спаси, Господи» в адрес батюшки могут звучать чрезмерно часто, но сердце к произносимому будет оставаться безразличным.

И все же парадоксально, что, несмотря на реальное положение вещей, себе-то мы никогда не скупимся присваивать «медали» и «высокие статусы», считая себя личностями не только благодарными, но и достойными всякого внимания и уважения. А в результате такого вот самообмана под внешней маской «благочестия» скрывается вопиющая неблагодарность, которая на сегодняшний день является «визитной карточкой» человечества во взаимоотношениях с Богом.

Вдали от Бога…

Вопрос: Но ведь ничего предосудительного нет в желании быть добропорядочным и достойным человеком?

Ответ: Одно дело – «быть», а совсем иное дело – «казаться» или же мнить об этом, «по умолчанию» оценивая себя таковым. Нет ничего хорошего в том, чтобы убегать от реальности, обманывать себя и окружающих, погружаясь в атмосферу лжи и «махрового» эгоизма. А поскольку склонность к такому пагубному самообману – явление массовое, то и плоды налицо: несмотря на внешний «лоск» и ученость, духовно и нравственно человеческое общество деградирует все стремительнее.

Вопрос: И как нам быть, если сегодня люди всецело следуют морали современной цивилизации, требования и понятия которой стремительно меняются и становятся все более далекими от Бога, а истинно христианская жизнь, основанная на неизменных Евангельских заповедях, в глазах большинства так и не обретает особой ценности?

Ответ: Если я правильно понял, то твои слова можно перефразировать следующим образом: большинству людей сегодня совершенно безразлично, как они живут, что в действительности привносят в мир и каково их истинное лицо пред Богом.

Вопрос: Наверное, по сути так и происходит… Вот только большинство считает, что своей жизнью они «совершенствуют» мир: кто-то политическими и социальными программами, кто-то научно-техническими изобретениями или же, например, неординарным творчеством, а кто-то уверен, что «освещает» вселенную своим «позитивом», потому что предпочитает жить в режиме постоянного «праздника», порхая как бабочка, не возлагая на себя никакой ответственности и ни о каком «негативе», в том числе и о своей греховности, не задумываясь. Так и получается, что у каждого своя «правда» и свои цели, каждый стремится изменить обстоятельства и законы жизни «под себя»: в соответствии со своим личным пониманием свободы и своей личной системой координат добра и зла.

Ответ: Да. Но точнее было бы сказать, что, утверждаясь в своей личной «правде» и своем понимании «идеальной» жизни, человек отстаивает «право» на независимость от Божественной Истины, а значит – от Самого Бога. И тем самым мы пренебрегаем той дорогой ценой, которую заплатил Господь, чтобы каждого из нас вывести из греховной погибели в радость Царства Небесного.

Тем временем духовно-нравственное падение общества приводит к весьма негативным последствиям: когда мы удаляемся от Бога, нас постигают бедствия не только нравственные, но и социальные, экономические и политические… Поэтому, вопреки всеобщему стремлению достичь земного рая, в нашей жизни постепенно рушится все: мораль, нравственность, судьбы, семьи, общество, государства… И порой требуются весьма вразумительные «встряски»: тяжелые болезни, войны или катаклизмы… – только такие беды с трудом начинают приводить нас в чувство и заставляют задуматься о взаимоотношениях с Богом.

Вопрос: Ну вот! Начали с неблагодарности, а пришли к войнам и катастрофам…

Ответ: И что в этом удивительного? Неблагодарность – это патология: неправильное, недопустимое отношение человека прежде всего к Богу, а затем и к людям. Потому что в чем бы ни проявлялось наше недовольство, кому бы мы не высказывали свои упреки и претензии, на кого бы не обижались – такое расположение души всегда говорит о неправильном понимании целей нашей земной жизни и методах ее благоустроения. Иными словами, мы не понимаем Божьего Промысла, подающего нам возможность спасения через различные житейские ситуации, и не хотим смириться с ним, потому что многое происходит «не по-нашему». А вместо того, чтобы возблагодарить Господа, мы всеусердно стараемся и в личной, и в общественной жизни все устроить по-своему, при этом не интересуясь: «А какова Воля Божия и что в этой ситуации ожидает от нас Господь?»

Поэтому мы сами и становимся причиной собственных страданий – ведь любое наше ошибочное понимание или действие не дает свершиться Промыслу Божию о нас. Такая негласная оппозиция Богу не может не привести к страданиям в частной и общественной жизни. Ибо Спаситель сказал: «…кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф 12:30) – разоряет жизнь. Конечно же, от разорения может избавить только Господь в ответ на искреннее покаяние.

Недавно мне рассказали случай, ярко иллюстрирующий предмет нашей беседы. Его содержание показалось мне крайне скорбным. Братия одной монашеской обители приняла решение разделить кров и хлеб с беженцами из города, оказавшегося в зоне острого военного конфликта. В обитель приехало более пятисот человек. Казалось бы, эти люди только что стояли пред лицом смерти, а в такой ситуации даже неверующее сердце, как правило, пытается «ухватиться» за Бога, чтобы хоть как-то примириться с Ним и испросить спасения.

В монастыре люди обрели убежище, хлеб насущный, не говоря уже о возможности покаяния и духовного укрепления во Христе – это ли не повод, как минимум, возблагодарить Бога и ближних, оказавших такую милость? Первые будни прошли в заботах о благоустройстве. Но, когда пришло время воскресного Богослужения, к удивлению братии, молящихся в храме не прибавилось. А где же те, которые еще вчера шли «по грани», но молитвами молящихся и милостью Божией были спасены? Недоумение вскоре прояснилось: к трапезе люди семьями как ни в чем не бывало возвращались с пляжа… Не заставили себя долго ждать и некоторые требования к монахам: организовать в обители дополнительный прием пищи (помимо положенных по уставу двух раз в день).

Вопрос: Помилуй нас, Господи… Хотя кажется, мы уже ищем не милости Божией, а только удовлетворения своих меркантильных запросов… Действительно, получается, что то место, где в сердце подобает быть благодарности, у нас переполнено упреками, претензиями, недовольством, обидами… И чем сильнее, по нашему мнению, в нашей жизни «несправедливость», тем больше нам «должны» все окружающие.

Кстати, недовольства и упреки, которые мы ежедневно высказываем друг другу, мало кто расценивает как тяжелый грех. Для большинства взаимоотношения в таком духе – это просто «норма жизни».

Ответ: Вот такое небрежение к Закону Божьему, принятое за «норму жизни», как раз и говорит о том, что человечество живет в состоянии конфликта прежде всего со своим Творцом. Здесь же кроется и причина всех наших страданий.

Вопрос: Ну почему сразу «в состоянии конфликта»? А если я люблю Бога?! Но по-своему! В душе… В сердце… У меня просто есть свое понимание жизни… И как я этим могу повредить окружающему миру?

Ответ: Как правило, те люди, которые говорят о «Боге в душе», этим только оправдывают свою немощь и непричастность к Евангельскому смыслу бытия. Они понимают, что жить без Бога нельзя, но не желают ничего менять. Одни относительно удобно устроились, оценивают мир и живут согласно своим взглядам так, как им комфортно. Другим, имеющим свои «фундаментальные» убеждения, не хватает мужества признать их ошибкой и поменять привычные жизненные позиции. Третьи считают, что смогут и «радостями» века сего наслаждаться, и Богу угодить, изредка поставив свечку в храме или подав милостыню нищему. Такие люди просто осознанно обманывают себя, сочиняя иллюзию о собственной причастности к вере Христовой.

Господь же говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин 14:15). И если сердце любит, то неужели оно может не желать исполнения воли Любимого? Но тот, кто предпочитает жить по своим личным законам, уничижает и оставляет в небрежении Закон Божий. Поэтому о любви к Богу в таком случае упоминать не уместно – ее там нет. И почему-то мы забываем одну из основных формул жизни: там, где воля человеческая идет против заповедей своего Творца, неминуемо появляется и приумножается грех, а значит – зло и разрушение.

В одной притче говорится о том, как люди спросили Бога: «Если, Господи, Ты любишь нас, то почему в мире столько горя?» – на что Господь ответил им: «Ну разве Я учу вас предавать друг друга? Я ли учу вас ненавидеть и воздавать злом за зло? Я ли учу вас лгать и брать в руки оружие? Я ли учу вас убивать ближних?»

И это правда! В своих же проступках и преступлениях мы склонны винить не кого-то там, а Самого Господа! Если, допустим, нас обижают – вспоминаем ли мы о том, что Господь оставил нам пример и заповедь всякое зло побеждать любовью? А до тех пор, пока мы будем руководствоваться своими понятиями об истине и любви, изобретать свои личные нормы и правила жизни, мы, сами того не желая, будем безрассудно приумножать силу зла в этом мире. Так что придется все-таки признать следующее: личное безрассудство каждого из нас является главной причиной наступления бедствий как в наших семьях, так и в наших государствах, а значит, и во всем мире.

В книге о преподобном Силуане Афонском приводится диалог двух монахов-молитвенников. Один из них высказывает свое недоумение: «Я не понимаю, почему Господь не посылает мир на землю, если об этом Его просит хотя бы один человек?» – другой отвечает: «Я тоже об этом думал, но пришел к мысли: а может ли быть мир на земле, если хотя бы один человек будет склонять свою волю ко злу?»

На это возразить нам нечего. Как говорится, ложка дегтя и бочку меда испортит. Старец Паисий Афонский учит: если каждый из нас будет меняться к лучшему, то этим будет меняться и вся Церковь, и все общество.

Поэтому если мы не одумаемся и не приложим усилия к исправлению, т.е., как сейчас говорят, не пересмотрим свои «жизненные приоритеты», мы, со своей противящейся Богу волей, неизбежно станем виновниками приближения всемирной катастрофы, о которой во все века нас предупреждает Священное Писание: «…и опустошит всю землю беззаконие» (Прем 5:24).

Безответственность или «не концентрироваться на негативе»…

Вопрос: Действительно, не всем хватает рассудительности и мужества признать долю своей вины и ответственности за те беды, которые случаются и в семьях, и в государстве, и во всем мире…

Ответ: Конечно же, если бы мы жили так, как нам заповедано в Евангелии, то наши сердца приобретали бы свойство любить, а значит, и быть благодарными. В первую очередь – любить Бога как своего Творца и Небесного Отца, причем не в теории, а на деле. А любовь, по слову святых отцов, всегда благодарна – во всех случаях жизни.

Когда человек учится любить, благодарить Бога и ближних, то в сердце он начинает ощущать ответственность за свои действия – он боится огорчить и потерять доверие тех, кого любит. Чувство ответственности уберегает его волю от склонности ко злу. Поэтому и в нем, и вокруг него зла становится значительно меньше.

Те дети, которых родители не учат быть благодарными, чаще всего перестают слушаться своих наставников и воспитателей, защищая свою волю от каких бы то ни было нежелательных для них принуждений. Так в юном сердце усваивается привычка нарушать установленные для них правила. Но если они и воздерживаются от нарушения каких-либо наставлений, то исключительно из страха наказания, а не от любви к своим родителям или наставникам.

Поэтому невнимательность к воспитанию в детях свойства благодарности – это серьезная ошибка, которая допускается во многих семьях. А потом родители удивляются, почему характер их милого ребенка, которому никогда и ни в чем не отказывали, со временем становится все тяжелее и неуправляемее. Но наибольшая скорбь приходит в такие семьи тогда, когда, повзрослев, чадо неожиданно для всех становится преступником.

Дело в том, что неблагодарный человек – безответственен. Неблагодарным же становится тот, кто избалован добрым к себе отношением, а потому не дорожит чьей-либо заботой и вниманием, кому безразличны чьи-либо чувства и интересы. В результате такой человек становится способным на преступление. И наоборот: самый закоренелый и огрубевший сердцем преступник, не привыкший видеть какое-либо доброе отношение или искреннюю заботу о себе, за оказанное ему незначительное благодеяние не забудет отплатить добром из чувства благодарности. Вот и получается, что неблагодарность приводит ко злу, а благодарность рождает добро.

Вопрос: Замечено, что благодарным легче быть в период благоденствия, но, когда тебя настигают скорби и несчастья, мысли поблагодарить как-то не возникает…

Ответ: Вероятно, нужно задуматься и о том, какую роль играет каждое благодарное сердце. По слову св. Иоанна Златоуста: «Нет в мире ничего более святого, чем язык, который и в беде возносит благодарность Господу». Это ли не удар по вселенскому злу?!

Но если не чувство благодарности, то хотя бы элементарное благоразумие уже стало бы серьезным шагом на пути к ответственному и духовно-осмысленному существованию. А до тех пор неблагодарные души, встречая различные невзгоды и лишения, будут проявлять недовольство, искать «виноватых», роптать и озлобляться на всех и на вся…

Вывод напрашивается сам собой: неблагодарность делает наш житейский крест неподъемным, а благодарение – легким и удобоносимым. Святые отцы во все века свидетельствовали о том, что благодарная душа даже в испытаниях не ощущает скорби! Святитель Иоанн Златоуст говорит: «И не может быть, чтобы человек, благодарящий в несчастии, страдал. Душа радуется, подобно мученику, получая венец».

Отсутствие благодарности делает человека тираном для окружающих: он «ворует» радость бытия и у себя и у ближних. Так как в любом благодеянии в свой адрес – будь то любовь родителей, сострадание друзей, забота супруга или супруги, внимание врачей, попечение духовных отцов – он, хронически уничижая своих благодетелей, выискивает повод для недовольства и упрека, то со временем теряет и то, что имел.

Такие эмоции нередко перерастают в богохульство, т. к. кого бы не обвинял человек в нестроениях своей жизни, слагая с себя ответственность за происходящее – надо осознавать, что в любом и каждом случае прямо или косвенно он обвиняет Промыслителя Бога. А всякий ропотник остается у «разбитого корыта»…

Мне помнится такая история: одна женщина очень гордилась своей дочерью, пока та взрослела. И вероятно, в ней она мечтала увидеть воплощение своих амбиций, а потому слепая материнская любовь поставила бедное чадо на вымышленный пьедестал. Мать оценивала девочку не вполне адекватно, превратив ее для себя в идола и втайне «программируя» для нее великое будущее. Но, как часто бывает, придя в возраст, девушка не смогла соответствовать материнским представлениям о «высоком предназначении». Ее социальный статус оказался вполне заурядным и неперспективным для роста, да и от благочестия ее жизнь была далека. Разочарованная «несправедливостью» судьбы мать часто плакала, встречая дочь за полночь с запахом вина и табака… Ответственность за безутешное состояние своего чада она возлагала на всех окружающих: по ее мнению, никто просто не мог оценить девушку по достоинству.

Эта женщина погрузилась в состояние недовольства и ропота, но возложила на себя молитвенное правило и неукоснительно вычитывала его, стараясь выпросить у Бога хоть часть тех благ, которых, по ее мнению, был достоин ее ребенок. Но Господь явил совсем иную милость: уверовав, девушка пожелала прийти в монастырь на послушание и была принята. К такому «повороту» мать оказалась не готова и еще очень долго не могла с этим смириться. «Что ж, – в итоге подумала женщина, – пусть уж тогда здесь, в монастыре, моя дочь достигнет вожделенных высот!»

Время шло, но путь в монастыре был для девушки полон ропота и испытаний. Ей было тяжело смириться с чьим-либо преуспеянием и с тем, что ее-то «по достоинству» могли оценить лишь единицы – да и то на короткий промежуток времени. Под влиянием матери она и сама свыклась с мыслью о том, что «не такая, как прочие», а потому достойна большего и лучшего. Поэтому такая самооценка регулярно становилась причиной ее тяжелых душевных состояний. Но еще сложнее с таким положением вещей было смириться ее матери. Причину тяжелого состояния дочери она, как и прежде, видела не в себе и не в ней, а в непонимании окружающих. Она продолжала молиться о своем ненаглядном сокровище, но молитва часто сменялась ропотом и отчаянием: «Почему, Господи, Ты не слышишь меня?! Почему никто не ценит мою дочь? Почему Ты не исцелишь ее? Другие же могут нормально спасаться?! Ну почему к нам Ты допускаешь такую несправедливость? До каких же пор мы будем так страдать?»

И бедной женщине пока еще невдомек, что, по сути, своим ропотом и обвинением Бога она совершает страшную ошибку. Ведь Господь благ, и лишь Одному Ему ведомо, что есть истинное благо для каждой души: кому спасительно восходить от силы в силу, а кому – смиряться от падения к падению… Но мы зачастую, не понимая Промысла, склонны обвинять в своих скорбях и падениях не себя, свою гордостную самонадеянность и неправильное восприятие действительности, а Бога. Вот такая неблагодарность и невнимательность!

А невнимательность даже на дороге приводит к автокатастрофе. Общая картина свидетельствует, что большинство людей заботятся в основном о своем наружном благочестии и благоустроении – и потому оставляют в небрежении внутреннее состояние души. Можно сказать, что мы тщательно лелеем и исследуем «вершки», забывая поискать причины невзгод в «корешках», опутавших глубины наших сердец. Многие ли из нас считают необходимым хотя бы изредка уединиться со своей совестью на откровенную беседу, чтобы проанализировать свою жизнь и искренне самому себе ответить на ряд вопросов?

Вопрос: Каких именно?

Ответ: Например, следующих: «Порядочна ли на самом деле моя душа или под внешним имиджем спрятано много греховного? Помнит ли она о своем Божественном предназначении? Что на сегодняшний день побеждает в ней: добро или зло? Каким негативным качествам она позволила властвовать над собой? Быть может, я горд, зол, мстителен, ревнив, завистлив или неблагодарен?»

Большинство людей просто не хотят задуматься об этом, чтобы, как сейчас модно говорить, «не концентрироваться на негативе». Поэтому они предпочитают жить во лжи: безответственно примеряя «маску» собственного «достоинства», «благородства», «добропорядочности» или же приписывая себе какие-либо иные качества, не свойственные им, но льстящие их самолюбию. В этом процессе и кроется одна из главных причин духовно-нравственного падения общества. Поэтому, вопреки объективной реальности, любой человек с таким устроением будет непременно доказывать себе и окружающим, что он, как минимум, вполне порядочный и хороший, а уж благодарный – так и подавно.

Вопрос: Но себе-то солгать можно, а как же убедить в этом окружающих?

Ответ: Как? Это дело техники поведения. Выдавать карикатуру за желаемый образ мы научились практически в совершенстве. Такая схема крепко внедряется в сознание и автоматически формирует наши фальшивые чувства и неискренние поступки. При этом такой процесс основывается на мотивах низменных, о чем сказано в Священном Писании: «И человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным и уподобися им» (Пс 48:13). Причем, к сожалению, оправдывать и скрывать свою духовную несостоятельность мы считаем допустимым и научились не только в бытовом общении, но и исповедуя грехи духовнику на исповеди перед Богом.

Не модно…

Вопрос: Кстати, выглядеть положительными героями желают далеко не все. Сегодня, особенно в молодежной среде, популярна мода «быть плохим» – т.е. выделяться среди других негативными, «шокирующими» чертами и свойствами. Почему-то немало людей, которым льстят зловещие, вызывающие образы.

Ответ: Что сказать?… – Безрассудство и предательство Христа.

Вопрос: А в чем предательство?

Ответ: Предательство в том, что большинство из беспечных приверженцев такой «субкультуры» принимали Святое Крещение во Христа, отрицаясь сатаны и служения ему. Теперь же они предпочитают своим поведением «проповедовать» не Христовы свойства, а диавольские – очевидно, избирая их для себя идеалом. Этот путь весьма опасен, потому что подражание злу (не только внутренними качествами, но и внешним видом) неизбежно приводит к тому, что человек духовно деградирует сначала до состояния зверя, а затем – и демона, добровольно приобретая их свойства…

Вопрос: Что это значит и какие последствия?

Ответ: Это значит, что тот, кто хоть чем-нибудь, внутренне или внешне, потворствует злу или силам тьмы – тот приумножает их действие во вселенной. Вот тебе еще один «тест» на тему «а благодарен ли я?» Ведь если душа благодарит и любит Бога, то на такое предательство она не пойдет.

Есть ли какие-то сомнения, что мы покланяемся тому, чей образ и чьи качества полюбили и избрали для подражания? Причем заметь: по своей воле…

Равна ли благодарность шоколадке?

Вопрос: Страшные слова Вы говорите. Но возразить я не могу…

Мне сейчас подумалось, что, действительно, в сознании современного общества благодарность отнюдь не лидирует в рейтингах престижных качеств: основной труд все же полагается на то, чтобы быть признанно умным, красивым, экстравагантным, оригинальным, сильным, успешным, харизматичным… Конечно, пути достижения этих целей у всех разные. Но нас ведь с детства учат вежливо говорить «спасибо» – и нельзя не отметить, что это слово из современной лексики пока никто не исключал. Напротив, в обиходе оно слышится настолько часто, что в большинстве случаев мы даже перестаем обращать на него внимание.

Ответ: Мы перестаем реагировать на это слово, потому что в первую очередь сами привыкли произносить его автоматически, лишая глубокого сердечного осмысления, а значит – всякой ценности. Думаешь, так происходит случайно? Нет.

Если понаблюдать, то станет очевидным, что сегодня отношения между людьми почти полностью ориентированы на соблюдение внешней формы. А тем временем наши действия все в меньшей степени исходят из сердечных чувств. Путь этот очень опасен, т. к. если вовремя не одумаемся, то такое стремление к лицемерным поверхностным отношениям, при почти полном небрежении ко «внутреннему человеку», рано или поздно и вовсе лишит нас благородства и человечности. Потому что, удовлетворяясь лишь «техникой» внешнего владения собой «на людях» и, как говорят, «позиционирования» себя в обществе, человек мельчает как разумная личность, лишая себя духовной сути.

Например, сегодня, произнося слово «спасибо», как говорят, «на автомате», мы считаем, что уже выразили благодарность, но на деле мы пренебрегли не только искренностью в общении, но даже и возможностью осмысленно пожелать человеку самого великого блага – спасения души, т. к. в этом слове заложен величайший смысл: «Спаси, Бог!» А завтра, почитая себя верующими христианами, так же «на автомате», в безразличии к Первообразу, мы будем зажигать пред святыми иконами свечи и ожидать в обмен на это механическое действие исполнения своих желаний (быть может, и не богоугодных вовсе), пытаясь «выторговать» у Бога какие-нибудь вожделенные «блага»… Так неужели в таких бездушных полумеханических действиях может заключаться вера и благодарность? И такое ли отношение нам подобает проявлять к своим благодетелям, а тем более к Самому Богу?

Преподобный Феодор Студит пишет: «Благодарение есть свидетельство о возлюблении Бога». Господь же зрит в сердце, Ему дорого его содержание и сущность – хоть слабые ростки стремлений к любви и добродетели.

«Что – Бог имеет нужду в масле и ладане? – говорит Паисий Святогорец. – Нет, но [от этого] Он приходит в умиление, потому что это приношение, через которое выражается благодарность и любовь человека к Нему». Поэтому ни один из наших внешне добродетельных поступков не имеет никакой цены в очах Божиих и, напротив, может быть душевредным, если лишен соответствующего внутреннего осмысления.

Вопрос: Например?

Ответ: Например: если мы, удовлетворенные своей «праведностью», зажигаем свечи, целуем святые иконы и поем акафисты – все это еще не свидетельствует о том, что мы имеем любовь и благодарность к Богу… Не свидетельствует – если, приходя домой из храма с умиленной слезой, мы тут же начинаем осуждать и тиранить своих ближних…

Вопрос: Судя по Вашим словам, уровень осознания понятий «вера» и «благодарность» в понимании современного общества сводится только к соблюдению определенных ритуалов, правил поведения и внешнего приличия?

Ответ: К сожалению, в значительной мере это так. И, основываясь на таком формализме, мы составляем ложное мнение о себе, дорисовывая своему образу вовсе не свойственные нам добродетельные качества, в чем попросту лицемерим перед собой и окружающими.

Вопрос: Вот здесь, если можно, хотелось бы поподробнее…

Ответ: Тогда давай, например, задумаемся о самой сути веры – того сокровенного свойства, без которого человек никогда не сможет обрести полноту своего земного существования. В чем она заключается? Преподобный Максим Исповедник говорит: «Вера есть сила, все внутри в благонастроении содержащая, или есть само благонастроение, подающее преестественное, непосредственное, совершенное единение верующего с Веруемым Богом».

Это значит, что вера основывается на искреннем обращении и выражается в первую очередь в сердечном устремлении к Богу – что в дальнейшем определяет и направляет образ мыслей и все дела человека. Поэтому тот, кто верует искренне, во всех обстоятельствах жизни стремится следовать заповедям и примеру Христа и старается, чтобы сердце приобретало Его свойства и полное доверие Его Промыслу о нас. А это – не что иное, как осмысленный, глубокий труд над собой. Жить духовно – значит жить ответственно, трезво внимая движениям своего сердца и наполняя его Евангельским содержанием, т. е. Духом Христовым.

Но насколько нам близка и свойственна такая суть? И как мы понимаем веру? По каким признакам мы сегодня определяем человека как верующего? По нательному кресту? По количеству икон в доме или по знаниям церковных традиций? По воздержанию от молока и мяса в дни поста? По юбке «в пол» или отпущенной бороде? Все это внешняя форма, которая зачастую, к сожалению, лишена внутреннего содержания, лишена главной цели – любви ко Христу, – а потому отдельно, сама по себе, не может быть для человека благом.

Вопрос: Вот это странно. Почему не может?

Ответ: Проявление внешних признаков христианского благочестия без внутреннего преображения души становится своего рода ритуалом, игрой и фарисейством. Причем от этой ловушки никто не застрахован. Потеря внутреннего соответствия внешней форме может произойти на любом этапе духовного пути: как у мирян, так и у монашествующих. Такая подмена веры – истинно драгоценного свойства для человека – начинает приносить ему серьезный вред, поскольку превращается в лицемерие. При этом человек погружается в самообман фарисейства все глубже, а в сердце его утверждается вовсе не вера, а самодовольство и высокое о себе мнение: «Я-то, несомненно, верующий и духовный!» Но Сам Господь-Сердцеведец называет таких людей «лицемерами», сожалея, что они: «…чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф 15:8).

Аналогией «псевдоверы» является и «псевдоблагодарность»: зачастую мы считаем себя благодарными, но на самом деле обманываемся. Например, пытаясь засвидетельствовать свою благодарность, мы дарим кому-то шоколадку и сопровождаем это действие уже усвоенными до автоматизма жестами и соответствующими словесными оборотами. Подобное поведение делает сердце холодным, бесчувственным и безразличным, хотя, поступая так, человек и убеждает себя, что он добропорядочный и благодарный.

Вопрос: Опять подмена?

Ответ: Да, разумеется, и неадекватная самооценка… С одной стороны, мнимая внутренняя добродетель тщетна, если не имеет внешнего утверждения в делах. Как, например, предупреждает апостол Иаков: «…вера без дел мертва» (Иак 2:20). Но с другой – и дела, лишенные соответствующего духовного осмысления, не свидетельствуют о присутствии в сердце человека того или иного добродетельного свойства.

Поэтому, рассуждая о способности благодарить, не стоит путать и отождествлять такие понятия, как благодарность и вежливость. Они соотносятся друг с другом, как внутреннее и внешнее: благодарность – это чувство сердца, а вежливость – техника проявления внешних знаков внимания и соблюдение правил приличия. А мы, удовлетворяясь внешней «порядочностью» и «благочестием», незаметно для себя сердцем отходим от Бога, от Истины и приобщаемся ко лжи.

Рассуждая о пагубности обмана, не стоит забывать, что первым не устоял в Истине диавол. Поэтому он и есть «лжец и отец лжи» (Ин 8:44). Это говорит нам о том, что никакая, пусть даже самая «сладкая», ложь и самообман никогда и никому не принесут ни удовлетворения, ни радости. Можно сколько угодно считать себя «сосудом добродетелей», но на деле в душе будет преизобиловать грех. Поэтому ради ее спасения и ради Искупившего ее постараемся во все дни нашей жизни нелицемерно благодарить и славословить Бога. Так учат святые отцы. Вспомним слова прп. Ефрема Сирина: «Как сильный ветер гонит пыль, так соперник наш диавол прогоняется гласом славословия Богу, молитв и слез».