Яд неблагодарности. Часть шестая.

«Теория бессознательности» = «суета и томление духа»…

 

«Даруй же рабу Твоему сердце разумное…
чтобы различать, что добро и что зло…»

(3 Книга Царств 3:9)

 

Искусство жить…

 

Вопрос: В прошлый раз Вы говорили, что вопреки распространенному ошибочному мнению главным условием, определяющим, что будет испытывать человек: радость или страдание, – являются не внешние обстоятельства жизни, а наличие в его сердце такого свойства, как любовь – любовь к Богу и ближним.

Ответ: Да. Но еще раз упомяну о том, что речь идет о любви истинной – христианской[1]: жертвенность которой становится единственно желанным мотивом жить, верность – внутренним незыблемым законом…

Вопрос: А благодарность?

Ответ: А благодарность – жизненной необходимостью.

Вопрос: Но здесь возникает, как минимум, два вопроса: «как научиться так любить?» и «как наши страдания будут умаляться любовью?» Ну, допустим, мы будем учиться любить во всей полноте раскрытия этого чувства: неотступно, жертвенно и благодарно, – так неужели это как-то изменит характер настигающих нас скорбей и испытаний до такой степени, что они перестанут омрачать нашу жизнь?

Ответ: Ну вот – как говорят, «приехали»!.. Даже заданный вопрос уже свидетельствует о неправильном образе мысли: значит, ты убежден в том, что нашу жизнь омрачает не что иное, как только ее обстоятельства?

Вопрос: Да. А что я говорю неправильно?

Ответ: Неправильно сказать – это полбеды. А вот иметь неправильное миропонимание и мироощущение – значит иметь своего рода «вывих мысли», точнее вывих в сторону бездуховного осмысления происходящего, что и является причиной всех душевных мук и боли человека.

Вопрос: Не вижу причинно-следственной связи…

Ответ: Вся пагубность и опасность – в том, что духовное безрассудство как ничто иное искажает наше восприятие промыслительных действий Самого Творца и Бога. А это не может не причинять человеку боли и страданий. Поэтому для всякого из нас главной причиной чувства безрадостности, недовольства и безысходности являются не какие-либо события сами по себе, а наша личная, очень мягко говоря, «неприспособленность» их правильно по-христиански воспринимать и претерпевать.

Вопрос: Мне кажется, Вы как-то слишком преувеличиваете значимость этого нюанса.

Ответ: Нет. Ибо только от того, каким будет полюс этого, как ты считаешь, «нюанса», непосредственно зависит, чем будет напитываться твоя жизнь: радостью или напрасным страданием. Так что каждый волен решать для себя самостоятельно: насколько это важно для него.

Вопрос: Вы хотите сказать, что настроение и состояние души человека зависит не от того, что «обрушивается» на его голову, а от того, как он способен все это принимать?

Ответ: Конечно. Сам подумай: одним ли и тем же испытанием бывает бой на поле брани для новичка и для искусного воина? И у кого из них больше шансов на победу? Поэтому всему нужно учиться и времени зря не терять.

Вопрос: Значит, Вы предлагаете учиться наполнять скорби благим смыслом?

Ответ: Преподобный Иосиф Оптинский говорит: «Надо радоваться, когда видишь умножающиеся скорби, ибо они признаком считаются Божия промышления о человеке». Поэтому «наполнять» – это не наша забота. Промыслитель Бог уже сполна наполнил смыслом все, что происходит в жизни каждого из нас. Нам бы только научиться этот смысл усматривать и реализовывать.

Вопрос: Но не будет ли такой образ мысли похож на самообман?

Ответ: Наоборот – именно от духа самообмана, с позиции которого мы упорно пытаемся анализировать и судить действительность, я как раз предлагаю начать избавляться. Конечно, ошибки, как и во всяком процессе обучения, неизбежны. Но если мы будем стремиться воспринимать их так, как учат апостолы и святые отцы, личный опыт пережитых скорбей как раз и станет для нас лучшим воспитателем.

Вопрос: Как говорят в народе, личный опыт – прекрасный учитель: берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво. А избавиться от самообмана хорошо бы, но как?

Ответ: Начать с самого-самого начала. И даже в мелочах учиться жить по-новому – относиться ко всему сущему по-христиански: пересмотреть свое отношение к Богу, увидеть Его Отеческую заботу во всем, что бы ни происходило вокруг, и непременно учиться от Него взгляду на наших ближних (ср. Мф 11:29).

Вопрос: Хотите сказать, что именно в этом залог моего счастья?

Ответ: Не только твоего. Потому что не что иное, как полное доверие и повседневное практическое предание своей жизни Богу, заменит любую душевную тревогу благодушием и водворит в нашем сердце заповеданную Им радость и надежду – т.к. абсолютно ВСЁ содействует ко благу только тем, кто искренне, на деле, любит Бога (ср. Рим 8:28). Или ты более склонен поверить в то, что человек призван из небытия в бытие ради бессмысленных и напрасных страданий, а радость доступна только тому, кто добивается своих целей, шествуя «по чужим головам»?

Вопрос: Я вот теперь уже и не знаю, к чему я склонен…

Ответ: Конечно, мы позволяем себе мудрить и сомневаться, а в это время Господь кропотливо и долготерпеливо продолжает дело спасения каждой души, где любая скорбь – это духовный урок, подающий возможность научиться чему-то истинно душеполезному и спасительному. Если же исключить такой единственно благоразумный взгляд на все, что происходит с нами и вокруг нас, то собственное высокоумное безрассудство заполнит наше жизненное пространство напрасными и бессмысленными страданиями сполна.

Вообще, хорошо бы своевременно понять, что в контексте Вечности существует только два земных пути: приближающий к Богу, Источнику вечной любви и радости, и удаляющий от Него. Если же исключить из своей жизни Бога, то бытие бессмертной души наполнится непоправимым мучением на целую Вечность.

 

Кто мне враг?

 

Вопрос: А Вам не кажется, что весь этот духовный смысл скорбей несколько похож на принуждение любить?

Ответ: Не кажется. Потому что Самому Богу от нас ничего не нужно. Он и без человечества был, есть и будет Богом – Совершенной Любовью, – Самодостаточным и Всеблаженным в Своем Божеском естестве. А вот человек без своего Творца и заботливо-любящего Отца, если не реализует предоставленную ему возможность стать чадом Божиим, сам того не понимая, сначала начнет уподобляться скоту, а затем – демонам.

Вопрос: Перспектива, мягко говоря, малозаманчивая… Но каковы наши шансы? Ведь совсем не многие стараются духовно осмысливать свою жизнь. Большинство людей и не научены, и даже не задумываются об этом, – а порой и покуражиться, уподобляясь демонам, не против.

Ответ: Неужели ты думаешь, что шутки и заигрывания с диаволом обходятся любителям такого «куража» настолько дешево, что и задумываться об этом не стоит?! Ведь, не имея стремления к познанию Бога и обретению духовного образа мысли, человек, сам того не понимая, соглашается, образно говоря, безвозвратно зашить себя в свиную или козлиную шкуру и ходить в загоне на четвереньках до самой смерти.

Вопрос: Недешевая цена! Но только выходит, что сделка происходит бессознательно.

Ответ: И действительно: нам же тяжело своевременно задуматься, зачем Господь наделил нас разумом? Странный выбор человечества, не правда ли? Понимать Промысел Божий о себе не умеем, учиться не хотим, но и страдания нам тоже не по вкусу. Получается, что, лелея постулаты «теории бытия» собственного сочинения, мы впустую расточаем драгоценное время дарованной нам жизни на напрасные душевные муки. Тем не менее, уверенности в своей житейской «правоте» у каждого – хоть отбавляй!

Вопрос: Просто человечество в большинстве своем ориентировано на позитивные эмоции, благоденствие и комфорт – а тут вдруг скорби и сложности идут целыми «караванами», которые почему-то тоже нужно не только оправдывать, но еще и любить.

Ответ: Неправильная жизненная ориентация и есть корень «протеста» в сознании человека по отношению к Богу: начало ропота, страданий, смущений, недовольств, непониманий, неблагодарности, нелюбви… Господь пытается лечить нас от этой болезни, чтобы спасти для Царствия Небесного, а мы противимся, потому что желаем царствовать и блаженствовать на земле – для нас плохо все, что не входит в наши планы и нарушает наше личное представление о бытии этого мира. Поэтому до тех пор, пока вместо идеи «комфорта» основой нашего миропонимания не станет Божественная Истина, мы не увидим для себя в скорбях ни блага, ни целительного эффекта, – а значит, не сможем возблагодарить Бога за это врачевство.

Вопрос: Врачевство? Вы хотите сказать, что от стремления к комфорту нужно лечиться?

Ответ: Преподобный Симеон Новый Богослов говорит: «Блага мира сего – суть препоны, кои не допускают нас возлюбить Бога и благоугодить Ему». Поэтому можно начинать учиться относиться к любой скорби, как к самому действенному и очень дорогому лекарству, исцеляющему от пристрастия ко всякого рода удобствам жизни сей, а соответственно – и от власти диавольской.

Вопрос: Никогда бы не догадался, что комфорт – это плохо и даже опасно! Вот уж новость так новость! Непонятно только, в чем здесь подвох?

Ответ: Если речь идет о «комфорте» как о действительно необходимом удобстве внешних условий жизни, то сам по себе он не причиняет вреда нашим душам.

Пагубным является наше к нему пристрастное отношение. Причем «возлюбленный комфорт» у каждого свой. Индивидуально он может быть сконцентрирован даже в самых непредсказуемых мелочах. Но война за его достижение и неприкосновенность ведется весьма отчаянно.

Поскольку в каждом человеке доминируют те или иные требующие удовлетворения страсти, то мера потребностей и образ вожделенного «комфорта» могут быть весьма разнообразны: кто-то увлекся культом тела и чувствует себя комфортно, только когда достигает желаемой формы, кто-то ищет общественного признания, кто-то хочет владеть чьим-либо сердцем, а кому-то, наоборот, нужно, чтобы ему просто никто не докучал своими проблемами, нарушая его личное пространство…

Но вот только жизненные устремления такого сорта, определяющие наш образ мыслей, действий и чувств, как раз и формируют в сердцах человеческих ту плодородную почву, на которой преизобильно будут разрастаться лишь психозы, истерики и страдания.

Вопрос: Почему же перечень плодов ограничен по качеству? Надежды-то люди лелеют совсем иные.

Ответ: Потому что, если на пути к вожделенной цели нам начинает что-то мешать или же мы на протяжении длительного времени не получаем желаемого, – мы начинаем роптать и тяжело страдать. Вообще, одержимость любой меркантильной целью очень опасна, т.к. если вовремя не одуматься, то этот удаляющий от Бога «вектор» медленно, но уверенно приведет нас к погибели не только телесной, но и духовной.

Вопрос: Точно?

Ответ: Точно.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что, не учитывая бытия нашего Творца и Бога, не говоря уже о своей личной пред Ним ответственности, мы начинаем делать идолом для поклонения избранное для себя вожделенное удобство: душевное или материальное.

Вопрос: Это как?

Ответ: Когда центром всех наших стремлений и желаний становится не Бог, а обретение ощущения комфорта во всех сферах жизни. Хорошо бы понимать, что такой выбор внушается человеку страстью самолюбия, которая для Божьего творения «советчик» крайне зловещий и опасный. Об этом, в частности, говорит святитель Игнатий Брянчанинов: «Самолюбивый – привязанный к суетному и земному – есть самоубийца». Думаю, этих слов вполне достаточно, чтобы понять, почему подобные жизненные установки делают любого человека внутренне слабым и беспомощным, лишая возможности возрасти до уровня духовно здоровой личности.

Вопрос: А как проявляет себя духовно здоровая личность?

Ответ: При наступлении любых скорбей и испытаний (т.е. обстоятельств, не соответствующих его текущим надеждам и интересам) духовно крепкий человек не потеряет мира душевного и благодушия, а, вместо того чтобы страдать от духовного бессилия и неудовлетворенного самолюбия, сможет по-прежнему радоваться жизни, понимая, что Сам Господь промышляет о его духовном здравии и благополучии. Поэтому он всегда благодарит Бога за Его всеблагой Промысел о себе: за все приятное и неприятное. О таком устроении апостол Павел говорит: «Ныне радуюсь в страданиях моих» (Колос 1:24).

Вопрос: Тогда какие еще жизненные установки являются для человека пагубными?

Ответ: Их очень много, потому что любая теория жизни, не обучающая жить по заповедям Божиим, парализует в человеке развитие способности благоразумного выживания – в этом кроется та самая «мина замедленного действия», и если вовремя ее не нейтрализовать, то рано или поздно для отягощенной ею души она станет причиной безрассудной гибели, сомнений нет. А начинается такое «программирование» души человека с самого детства.

Вопрос: И кто же этот злобный «программист»?

Ответ: Как ни странно – любящие родители, увлеченные все тем же принципом «комфорта» в воспитании и общении с собственным ребенком. Мы наблюдаем ужасающий парадокс: воспитатели и воспитанники ожидают получать от жизни удобство и наслаждение, а в результате их постигают душевные расстройства и телесные страдания.

Приведу элементарный пример основ такого «программирования». Как ты думаешь, кто динамичнее развивается и быстрее начинает чувствовать ответственность за свои поступки: младенец, который обманут иллюзией чистоты, обеспечиваемой ему памперсом, или же младенец, который познает необходимость избавиться от постоянно (как ему кажется) преследующей его «сырости» обретением навыка своевременно контролировать свои желания и нести ответственность за свои действия? Урок с мокрыми ползунками – это, конечно, нюанс, маленькое благое «зернышко», но важное для формирования личности человека. А опыт, приобретаемый в претерпевании этой одной из первых младенческих скорбей, остается значимым для человека на всю оставшуюся жизнь. И таких якобы «ничего не значащих», кроме дискомфорта, «задачек» на пути взросления души встречается очень и очень много…

Думаю, дети, воспитанные без памперсов, должны быть благодарны своим родителям, которые по любви, добровольно и жертвенно несли ежедневный подвиг ради формирования будущей здоровой личности своего чада.

Вопрос: Но оппозиционером в этом вопросе может выступить и иное, более распространенное мнение – скажут: издеваются над малышом!

Ответ: Не удивительно. Но такое мнение – это как раз и есть типичный пример неразумия. Большинство людей слепо следуют установке «как все – так и я». К сожалению, теперь мало кто считает неправильным воспитание в духе потакания капризным требованиям детей, лишающее будущих взрослых возможности обретения важнейшего опыта преодоленя «ступеней» совсем не напрасных детских скорбей. Но тем не менее, популярность подобных деструктивных нюансов воспитания подрастающего поколения гарантируют нам в будущем общество духовно и психически нездоровых инвалидов: самоуверенных, эгоистичных, немилосердных, безрассудных и неблагодарных.

Поэтому, как ни парадоксально бы это звучало, именно родительское неблагоразумие «культивирует» в детях корень пожизненных страданий. Ведь чем выше уровень комфорта, которым родители окружают ребенка, тем менее жизнеспособным и эмоционально устойчивым он становится в отрыве от него, сталкиваясь с элементарными житейскими трудностями и «задачками».

Вопрос: Мне всегда казалось, что родительская любовь как раз и реализуется в исполнении желаний ребенка. Разве должно быть иначе?

Ответ: Тогда посмотри вокруг повнимательнее – и ты увидишь, сколько зла принесло детям так называемое чувство «безотказной родительской любви», которое по своей сути любовью и близко не является. Скажешь, субъективное мнение? нюанс? – нет! Подобное отношение к ближним (причем не только к детям, как в рассматриваемом случае) – это духовное невежество и безрассудство физически уже взрослого существа, одаренного разумом, но все еще не посвятившего его познанию смысла собственного предназначения и бытия. Поэтому когда такое совершенно бездуховное «субъективное мнение» пытается воспитывать или влиять на другое «субъективное мнение», то впоследствии мучаются уже оба, продолжая расплескивать свои страдания дальше – на всех вокруг. Вот тебе и «любовь», плывущая по течению: «как все – так и я»…

Вопрос: Что-то повеяло безнадегой… Осталось поинтересоваться: а выход где?

Ответ: Выход там же, где был, есть и будет во все времена. Жить и любить, – а значит, мыслить, чувствовать и действовать, – нужно учиться только у Бога! Ведь совершенно очевидно, что «любовь», как и другие жизнеопределяющие понятия и принципы, в толковании, не сверенном со Священным Писанием и учением святых отцов, становятся не просто душевредными, но и губительными.

Кстати, вспомнилось, как о бездуховной любви человеческой еще в позапрошлом веке замечательно сказал Федор Тютчев:

О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Вопрос: Да… Получается, что в итоге страдает и таким образом «любящий», и им «любимый»… Значит, получается, что человек сам себе враг?

Ответ: Что ж, весьма полезный вывод! Преподобный Марк Подвижник говорит: «Самый лютый враг человека – это он сам». Так и происходит, если мы живем «как придется» и не заботимся о приобретении правильного христианского понимания Божественного Промысла о себе. Старец Фаддей Витовницкий говорит: «Мы обвиняем других, хотим исправить всех вокруг себя, но никогда не начинаем с себя. Это наша огромная ошибка. Начал бы каждый с себя, не было бы столько зла на свете».

 

Увидеть Небо…

 

Вопрос: Но чтобы, как Вы говорите, изменить весь образ мыслей, действий и чувств, необходимо поставить себе такую цель. А для начала нужно как-то этого захотеть…

Ответ: Да. Стремление к цели – мощнейший импульс к действию. Печально, конечно, но чаще всего, из-за непонимания призыва и путей Божиих, пределом всех наших мечтаний становится покорение того или иного «олимпа». Подобные вожделенные мечты, отождествляемые с обретением счастья и комфорта, обходятся нам весьма «недешево», но жаль сил и времени, потраченных напрасно, т.к. ожидаемого ощущения радостной полноты бытия они в итоге никому надолго не принесут.

Вопрос: Ну почему не суждено сбыться мечте заветной?

Ответ: Потому что истинность «заветных грез» такого сорта – это очередной самообман, к которому так склонны люди, не понимающие, для достижения какой земной цели Господь даровал им жизнь. Завет о смысле бытия Творец неба и земли оставил человечеству совсем иной: ищите же прежде Царствия Божия и правды его, а все остальное приложится вам (ср. Мф 6:33). А значит, любая другая цель или другой вектор жизни никому не принесет счастья. Никакая земная слава, ни почесть, ни богатства этого мира не способны ни воспитать душу человека, ни напитать ее той радостью, которая никогда «не перестает» (ср. 1 Кор 13:8).

Вопрос: И кто это сказал?

Ответ: Одним из первых – Царь Соломон (Х в. до н.э.), всемирно славившийся своей мудростью, которая была дарована ему Самим Богом. Однажды ночью Он явился Соломону во сне и обещал исполнить любое его желание. Царь попросил: «Даруй же рабу Твоему сердце разумное, чтобы судить народ Твой и различать, что добро и что зло. И сказал ему Бог: за то, что ты просил этого и не просил себе долгой жизни, не просил себе богатства, не просил себе душ врагов твоих, но просил себе разума, чтоб уметь судить, – вот, Я сделаю по слову твоему: вот, Я даю тебе сердце мудрое и разумное, так что подобного тебе не было прежде тебя, и после тебя не восстанет подобный тебе; и то, чего ты не просил, Я даю тебе, и богатство и славу, так что не будет подобного тебе между царями во все дни твои; и если будешь ходить путем Моим, сохраняя уставы Мои и заповеди Мои, как ходил отец твой Давид, Я продолжу и дни твои» (3 Книга Царств 3:9, 11-14).

Царь Соломон стал прекрасным дипломатом, строителем и торговцем. За 40 лет его правления не было ни одной большой войны. Он превратил земледельческую страну в сильное, экономически развитое государство, имевшее большое влияние на международной арене. Он отстроил и укрепил Иерусалим и другие города своего царства, окружил свое правление роскошью и богатством.

Бог позволил Соломону испытать всё, но к какому выводу пришел царь?

«И предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем. Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все – суета и томление духа!» (Еккл 1:13-14).

«Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать. И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это – томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (Еккл 1:15, 17-18).

«И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною. Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселья. И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!» (Еккл 2:9-11).

«…что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем? Потому что все дни его – скорби, и его труды – беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это – суета! Не во власти человека и то благо, чтобы есть и пить и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это – от руки Божией; потому что кто может есть и кто может наслаждаться без Него? Ибо человеку, который добр пред лицем Его, Он дает мудрость и знание и радость; а грешнику дает заботу собирать и копить. И это – суета и томление духа!» (Еккл 2:22-26).

«И возненавидел я жизнь [без Бога]: потому что противны мне стали дела, которые делаются под солнцем; ибо [без Него ] всё – суета и томление духа!» (Еккл 2:17).

Думаю, мнение человека, не только всемирно славившегося глубиной мудрости «судить и различать, что добро, а что зло», дарованной ему Самим Богом, но и имевшего в изобилии все блага этого мира, – должно быть весьма авторитетным и убедительным наследием для человечества. И надо ли лишний раз упоминать о том, что человек стремится к призрачным богатствам до тех пор, пока не имеет их (пока они остаются для него мечтой), а когда получает, то, не обретая ожидаемой радости, начинает страдать еще больше? Поэтому «комфорт» во всех его проявлениях – материальном или душевном – никогда не станет источником радости для человека. Мы сами виноваты в своих разочарованиях: не туда направлены наши сердца и упования.

Вопрос: Но разве достижение какой-нибудь, пусть даже меркантильной, цели не может водворить в душе человека радость и благодушие?

Ответ: Ну зачем нам опять обманываться? Это все равно, что постоянно мучать соской-пустышкой голодного ребенка вместо того, чтобы накормить его молоком. Ни в чем «меркантильном» и суетном ни одна душа не утешится никогда. А удовлетворенная страсть, ненадолго создающая иллюзию радости, ненасытна, и потому постепенно затягивает человека в трясину страданий. Зачастую глубоко мыслящие люди тоже понимают это. Например, можно процитировать мудрое наблюдение Эрнеста Хемингуэя: «Дайте человеку необходимое – и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами – он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью – он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное – он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает, – он будет жаловаться, что его обманули и что он получил не то, что хотел».

Как же важно своевременно понять: если в душе не царит благодушие – это свидетельствует о ее болезненно-помраченном состоянии. Поэтому не страдать она уже просто не может… Сегодня ни для кого не секрет, что в группе риска (среди людей, почти не адаптированных к реальности, чье нежелание жить постепенно формирует в них склонность к самоубийству) лидирующие позиции занимают дети олигархов, с детства пересыщенные комфортом и всяческими материальными благами. Почему ни один богач не чувствует себя всесовершенно счастливым? Потому что душа человеческая, получившая свое бытие от Бога, по-настоящему может быть утешена только Богом, а не чем-то тварным и земным. Поэтому Дух Святой и назван Духом Утешителем. А если человек по своему безрассудству и маловерию ищет полноты утешения в чем угодно, только не в Боге, то вместо радости и благодушия он пропитывается духом ропота, недовольства и уныния, что и делает его несчастным.

Вопрос: Понять, что изобилие и комфорт вредят человеку, умом еще можно, а вот принять – это уже вопрос следующий. Кому же хочется отказываться от уже привычно-комфортного образа жизни?!

Ответ: Значит, и радости не хочется?

Вопрос: Но как-то не укладывается в сознании взаимосвязь двух совершенно противоположных по значению понятий: «скорбь» и «радость».

Ответ: Все правильно: «не укладываться» такое знание может лишь в сознании того человека, который, не понимая призыва Божия, все еще не почувствовал жизненной необходимости искать выход из своего духовно-болезненного состояния. А промедление здесь может оказаться смерти подобно.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что каждый совершённый грех – это огромная потеря для нас. Подобно яду, он не только омрачает сознание, но и постепенно лишает человека способности поднять голову из своего «болота», чтобы увидеть небо. Конечно, до тех пор, пока его обличает голос совести, он еще будет чувствовать некий внутренний дискомфорт, но со временем, оставаясь невостребованным, этот голос ослабевает… И тогда душа погрязает в духовной трясине, свыкаясь со своим безрадостным состоянием, как с дурным запахом, к которому принюхиваешься очень быстро и перестаешь его замечать. Но человек продолжает безрассудно страдать не от того, что погряз во грехе, а от того, что, по сути, падая во тьму, он не чувствует даже и намека на счастье.

Вопрос: Падение – это динамика, движение вниз… Но движение в этом направлении вряд ли будет бесконечным. Всему же есть предел?

Ответ: Мера духовного падения определяется степенью нашего удаления от Бога. Без осознания своего бедственного положения, без покаяния и стремления изменить себя, научиться жить так, как заповедано ему его Творцом, прогрессирующая поврежденность сознания и мировосприятия человека постепенно войдет в фазу необратимости.

Вопрос: Необратимости? Однако Богу же все возможно?

Ответ: Да. Но если мы сами не хотим, нам никто не поможет! Иначе это будет крайне трудная и бессмысленная работа: «тащить бегемота из любимого им болота».

Вопрос: И почему сразу «бегемота» и «из болота»? Может, все-таки захотим?

Ответ: Может… Но с каждым днем окаменение сердца и бесчувственность к вере становятся «непробиваемой стеной» на подступах к сознанию человека. Так рано или поздно люди настолько сживаются со своим скотским образом существования, что поиск и ожидание перемен для них начинают быть попросту безынтересны. Человек, игнорирующий или отвергающий призыв Божий, становится подобен червячку, дорожащему своей навозной кучей, которая в его понимании и есть «весь мир», цель и смысл жизни. При этом удовлетворение всех его жизненных стремлений начинает весьма неприхотливо зависеть, например, лишь от полноты налитого стакана, реализации похоти плоти или «дозы» амбициозного самообмана, – вообще доводящих его рассудок до полного помутнения, что, впрочем, становится желанным для него, т.к. помогает сбежать от мучающей его реальности в «комфорт» забытья, на время затмевающего его душевную боль от хронической неудовлетворенности жизнью.

Вот спроси у человека, находящегося в запое, что для него есть благо: протрезвление или бутылка водки? Ответ будет однозначен: водка. Но чтобы вывести несчастного из этого состояния, потребуется ряд принудительных мер, которые он будет воспринимать, как настоящее мучение и самую страшную в его жизни несправедливость и нелюбовь. Когда протрезвеет, быть может, он и почувствует хоть какую-то признательность и благодарность к тому, кто боролся за его жизнь. Но это будет в лучшем для него случае, если все же захочет протрезветь… Вот так и Господь через различные скорби старается привести нас в состояние духовной трезвости и истинной радости бытия, а мы ропщем и страдаем, не понимая Его безмерной заботы о нас.

Вопрос: Действительно, в контексте нашей дискуссии об отождествлении радости с покорением вожделенных «олимпов» мне сейчас вспомнилось, что ведь слишком многие культовые для человечества личности, достигая пика своей славы и богатства, вместо счастья и благоденствия обретали лишь грандиозный конфликт с реальностью. А потому бесславно спивались, погибали от передозировки наркотиков или заканчивали жизнь самоубийством.

Ответ: Для того чтобы так глупо умереть, не нужно быть «звездой» экрана или культовой личностью. Так погибают многие и многие души… Причем это личный выбор и «венец» жизни человека, не возжелавшего обратиться всем сердцем к Богу и не откликнувшегося на Его Отеческий призыв. Поэтому для того, чтобы конструктивно рассуждать об обретении мира душевного и благодушно-радостного устроения сердца, прежде нужно задать себе два вопроса: «хочу ли я что-либо изменить в своей жизни?» и «готов ли я для начала хотя бы довериться Богу?»

Вопрос: Что значит «довериться»?

Ответ: Поверить в то, что Он – наш Отец, Который старается воспитать в Своем чаде способность стать наследником Его Царства. В самом буквальном смысле этого слова.

Вопрос: Вы хотите сказать, что каждый человек в Очах Божиих – Его ребенок?

Ответ: Апостол Иоанн Богослов говорит так: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему…» (1 Ин 3:1-2), – поэтому, пока не поздно, давай будем переосмысливать свою жизнь и исправлять свое неблагодарное отношение к Богу.

(Продолжение следует)

[1] «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…(слав: Любы николиже отпадает)» (1 Кор 13:4-8).