Яд неблагодарности. Часть пятая.

«О, какое же счастье, ни с чем не сравнимое, – веровать в Бога, любить Его, страдать за Него! Помните это, возлюбленные, и оставайтесь верны до смерти Богу – и Он даст вам венец жизни не земной, многоскорбной, мимотекущей, а жизни вечной в ином мире, несравненно лучшем, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, а жизнь бесконечная, которую нам уготовал Спаситель Своим Крестом и Воскресением».

Прп. Серафим Глинский и Сухумский

 

Субъективная сторона счастья…

 

Вопрос: Вы говорите, что «всегда радоваться и за все благодарить» (ср. 1 Фес 5:16-18) – означает способность хранить благодушное сердечное расположение не только в период «мира и благоденствия», но и при наступлении всех жизненных неурядиц.

 

Ответ: Да. Мне кажется, эта заповедь должна быть особо приятна всякому христианину, т.к. именно в ее соблюдении Господь определил нам залог подобающего разумного осмысления Любви и Промысла Божия о наших душах. Ведь что может быть для человека, ищущего Господа, большей радостью и счастьем, нежели любовь и забота Самого Бога о его спасении? И конечно же, каждый, кто, почитая Его ответной любовью, искренне внимает Его отеческому о себе попечению, будет стараться неотступно благодарить Господа во всех обстоятельствах жизни. И благодарность эта будет проявляться в жительстве по заповедям, в молитве, в покаянии, в осмысленном терпеливом преодолении скорбей…

 

Вопрос: Да, но порой правильно понять Любовь Божию бывает очень тяжело – и тогда начинает казаться, что вся наша жизнь состоит в основном из страданий.

 

Ответ: А каковы, по-твоему, причины страданий?

 

Вопрос: Ну как же? Самые разные: кто-то страдает от любви, кто-то – от несбывшихся надежд, из-за инфляции и нестабильности экономических показателей, из-за болезни или потери ближних, кто-то – из-за непризнанности, из-за ограниченных возможностей или из-за ревности к чужим успехам, кто-то страдает, сопереживая ближним, а кто-то – из-за плохой погоды… Ну, впрочем, все и не перечислишь.

Поэтому своевременно задуматься о том, что как раз за причину душевной боли и нужно благодарить, становится крайне сложно. Скажите, неужели на пути к Богу, да еще и веруя в Его Благость, никак нельзя обойтись без страданий?

 

Ответ: Ну, знаешь ли, в твоем списке «причин» для страданий присутствуют такие пункты, за которые многие люди обязательно поблагодарили бы.

 

Вопрос: Например?

 

Ответ: Например, заболевая, глубоко верующий человек говорит: «Слава Тебе, Господи, за то, что посетил меня болезнью!» – а неверующий ропщет и негодует: «Да что за напасть такая! Этого мне еще не хватало!» Существенная разница в образе мыслей и чувств, не правда ли? Для одного благо то, что для другого скорбь… И так во всем: взять ту же любовь, непризнанность, ограниченные возможности и т.д.; я уже не говорю о способности радоваться успехам ближних…

 

Вопрос: Простите, а что: непризнанность, бесчестие, безденежье может для кого-то быть желанным условием жизни?

 

Ответ: Почитай жития преподобных святых угодников: все они бежали от мирской славы, чести, похвалы, раздавали все свое имение или же делились с ближними последними крохами – и тем угождали Богу, обретая огромную пользу для своей души. А мученики? Они возлюбили Бога так, что многие из них даже искали случая отдать за Христа свою временную жизнь, ради того чтобы не разлучаться с Ним в вечности.

 

Вопрос: Так это же святые!

 

Ответ: Но святыми не рождаются, святыми становятся. И святость – это не «что-то там» запредельное или недосягаемое! Нил Мироточивый говорит, что человек освящается тогда, когда старается пить чашу Христову безропотно.

Только нужно помнить: все, что бы ни происходило, совершается ради блага человека. Ну, неужто мы можем додуматься заподозрить, что Божественный Промысел бывает направлен на то, чтобы причинить человеку зло?

 

Вопрос: Чувствую, Вы готовы сказать, что скорби – это благо.

 

Ответ: Чтобы говорить на эту тему, нужно разделить понятия «скорбь» и «страдание». Потому что страдание – это результат зачастую неправильной, страстной оценки происходящего. Ну а то, что любая страсть становится мучителем человека, об этом, я думаю, упоминать в очередной раз уже было бы лишним. А скорбь – это испытание, которое попускается ради нашего блага. Претерпевать скорбь – значит проходить испытание. Только проходить его мы призваны с благодушием и верой в то, что это врачевство послано нам во благо – т.е. для нашей же пользы.

 

Вопрос: Как же это тяжело вместить! Совершенно непонятно, как всякие жизненные испытания: болезни, лишения, потери и т.д. – можно признать благом, критерием счастья, почвой для благодушия и вдохновением для того, чтобы «всегда радоваться и за все благодарить»?! Думаю, у большинства людей такое толкование любви и заботы Божией вызовет немалое недоумение. Ведь и на пути к Богу многие «спотыкаются» и падают под грузом непонимания настигающих их потерь…

 

Ответ: Значит, пора перейти к рассмотрению главного предмета недоумений и все же определиться с понятиями: что же является для человека истинным благом, что приносит ему пользу, а что – вред. Потому что, как показывает опыт, всем нам свойственно благодарить лишь за то, в чем мы склонны видеть для себя нечто нужное и полезное.

 

Вопрос: Но все же существуют и общепризнанные блага…

 

Ответ: Не стоит спешить с такими выводами.

 

Вопрос: Почему?

 

Ответ: А ты никогда не задумывался, что определение «блага» для каждого человека носит исключительно субъективный характер? Если присмотреться, станет очевидно, что в любом обществе, на любом уровне любое из явлений находит как своих единомысленных сторонников, так и своих единомысленных оппозиционеров, – причем характерно, что каждая из сторон уверена в своей правоте.

 

Вопрос: Неужели Вы хотите сказать, что объективного понятия о благе просто нет?

 

Ответ: Я хочу сказать, что человек не может претендовать на то, что своим интеллектом ему под силу формировать «объективную реальность» с ее обязательным перечнем «благ», а тем более навязывать этот продукт своей независимой мыслительной деятельности всему миру (хотя именно с таким диктатом человеческих «теорий» и «философий успеха и благополучия» мы сейчас сталкиваемся на каждом шагу). Нужно четко осознать, что вне Божественной Истины понимание «объективности» у каждого человека формируется стихийно и, как странно бы это ни звучало, исключительно субъективно.

Поэтому любая человеческая «объективность» всегда непостоянна и неоднородна. А процент качественного усвоения неподдельной радости, счастья и благодарения в сердце человека, о которых мы говорим, зависит только от того, насколько наше мировоззрение приближается к Божественной Правде или же отдаляется от нее. Удаляясь от Бога, мы совершаем множество ошибок: неправильно мыслим, чувствуем, действуем, – а последствия их рано или поздно обернутся для нас страданием.

 

Вопрос: Вы хотите сказать, что вне Бога ничто не может быть благом?

 

Ответ: Да. Если мыслить такими категориями, то автором единственной Правды (объективной реальности), истинной и неизменной, тонко настраивающей душу человека на адекватное восприятие действительности, во все времена абсолютно для каждого из нас является Бог – Творец неба и земли. Другое дело – воспринимаем ли мы Его Правду и Промысел таковыми?

 

Вижу цель…

Вопрос: Ну вот… Один ищет богатства – другой нищеты, один ищет власти – другой послушания… И в чем причина такой полярности интересов?

 

Ответ: Главная причина – жизненная цель человека, которая формирует его мировоззрение. А точнее – сила его веры или неверия. Впрочем, именно выбор правильного вектора жизни и есть залог «вкуса» и «качества» тех плодов нашего бытия, которые мы обретем не только во времени, но и в вечности: или же непрестанную (неиссякаемую) светлую радость или же  изнурительное страдание.

При этом Господь, терпеливо ожидая от нас благоразумного выбора, подает нам ту или иную возможность внять и последовать Его благому и радостному замыслу о наших душах непрестанно.

 

Вопрос: В таком случае интересно: если Господь создал «вся добра зело», а Промысел Его – благой и радостный, то почему человек, венец Божественного творения, склонен ощущать столько горя и страданий?

 

Ответ: Страдает лишь тот человек, который живет, не учитывая Божиих Законов, и пренебрегает Его Волей в повседневности. Это первопричина любой дисгармонии.

Вот подумай сам: вся видимая и невидимая природа (от уровня молекул и атомов) существует и движется по законам своего Творца. А человек – единственное творение, которому дан разум и свободная воля, – начинает противиться Ему и направляет свою жизнь, избирая траекторию по своему разумению, а точнее, неразумию, которое диктует ему сегодня жить так, а завтра иначе. И до тех пор, пока его целью не станет осмысленное приближение к Богу, и его жизненные стимулы будут лежать в любой иной плоскости интересов, – все его существование будет проходить по образу «беспорядочного движения частиц, лишенных положительного заряда».

Так и получается, что вся природа живет по Воле и закону Божию, а человек стремится жить по своей воле и вне закона. И не секрет, что только редкие люди избирают своей главной целью и ценностью в жизни  соответствовать Воле и замыслу Божию о человеке.

Конечно, при таком безрассудном противодействии Богу ничего другого ожидать и не стоит. Ведь если у машины три колеса начнут вращаться в одну сторону, а четвертое – в другую, то к чему это приведет? Колесо выведет из строя всю машину и может стать причиной грандиозной автокатастрофы. Поэтому в настигающих его скорбях мир и пожинает плоды воли человеческой.

 

Вопрос: Ладно. Но тогда если большинство людей упорно отстаивают прежде всего свою меркантильную «правду», то должны же у них быть

весомые причины такого упорства?

 

Ответ: Вероятно, оттого-то и не повинуется человек законам своего Творца, потому что изначально делает серьезную ошибку, определяя, что для него есть «благо». Грубо говоря, он почитает за «благо» абсолютно все, что приносит ему наслаждение: все, что удовлетворяет его влечения телесные, интеллектуальные, материальные… И пока человек не поймет, что причина его страданий – в его же неправильном выборе жизненных ориентиров, он будет продолжать страдать.

 

Вопрос: Такой «приговор» неизбежен?

 

Ответ: Ты все же ищешь каких-то исключений. Но их нет. Объясняя духовные реалии нашей жизни, св. Иоанн Кронштадтский говорит: «Умом мы или приближаемся к Богу и бываем в единении с Ним, или удаляемся от Него и бываем пленяемы сатаной». Соответственно, укореняясь в страстях и пороках, человек напитывается фальшивыми идеями, опирается на ложные понятия, стремится к опасным для себя целям, а потому видит благо в основном в том, что убивает его душу, – и в погоне за такими «грезами» он помрачается и духовно слепнет.

Поэтому тот, кто «не собирает» с Господом, начинает страдать не от того, что кем-то наказуем или кто-то в этом виноват, но от того, что тем самым «расточает», а значит, разоряет свою жизнь (ср. Лк 11:23), что непременно будет приносить ему лишь боль и страдания, ведь в таком состоянии, вдали от своего Творца, его душа просто не может быть ни полноценна, ни счастлива.

 

В согласии с Богом

Вопрос: А каковы шансы нам, «простым смертным», хотя бы просто найти и распознать в сегодняшнем мире с его контрастной пестротой мнений Правду Божию, чтобы оттолкнуться от навязчивости и требований духа современности? Я уже не говорю о том, чтобы положить эту Правду в основу своей жизни…

 

Ответ: А вот об этом-то как раз говорить просто необходимо.

 

Вопрос: Да тут хотя бы понять, что такое хорошо, а что такое плохо!

 

Ответ: Тогда давай для начала постараемся выявить те основные «блага», которые в наиболее широком понимании большинства людей ассоциируются с радостным и счастливым житием. Попробуй привести пример.

 

Вопрос: Здесь как раз все просто. Как правило, желая друг другу счастья, люди учитывают: здоровье, взаимную любовь, материальное благополучие, красоту, успех, признание, уважение ближних, чтобы дом был «полная чаша» и т.п.

 

Ответ: Если внимательно проанализировать перечень озвученных тобой «благ», то становится понятна и главная цель их достижения: приобретение временного материального благополучия, своего рода призрачного «рая» земного.

И в чем тогда смысл, если вся суть такой жизненной устремленности сводится всего лишь к сластолюбивому удовлетворению телесных потребностей, страстей и амбиций? Но для этого ли Господь даровал нам жизнь? Конечно же, подобное содержание бытия человека – существа, все же наделенного разумом, – совершенно не соответствует его Божественному предназначению, духовному смыслу и целям земной жизни.

 

Вопрос: Так, а в чем суть нашего предназначения?

 

Ответ: Святитель Василий Великий, например, выражает ее так: «Человек – это тварь, которой заповедано стать богом». Для достижения этой цели Бог дает все необходимое. Но человек, расточая свою жизнь, совсем не задумывается, ради обретения КАКОГО совершенствования она ему дарована! Мы позволяем себе жить Богу вопреки и ставить «во главу угла» всех наших стремлений атрибуты меркантильного «счастья», наивно полагая, что это – абсолютно «объективное благо» для всех и для каждого. Но заматериализованным людям даже невдомек, что кто-то всего этого может и не хотеть, и не иметь своей целью.

 

Вопрос: Знаете, вообще-то, цель «стать богом» тоже вызывает некоторое недоумение. Не говорит ли она о запредельных высотах, на которые не должен посягать ни один простой смертный?

 

Ответ: Для того чтобы правильно понимать смысл этих слов, нужно иметь стремление достичь хотя бы уровня Человека – в том понимании, которое заложено в этом высоком статусе Творцом. Хотя не стоит домысливать ничего лишнего – суть такой заповеди вполне доступна: следуя примеру Христа, человек призван прожить свою жизнь как чадо Божие – любящее Его всем своим существом и верное Ему на деле. А это значит, что наши сердца должны трудиться, чтобы уподобиться Ему, воспринять свойства Христовы и стяжать благодать Святаго Духа.

 

Вопрос: Но те высокие цели, о которых Вы говорите, звучат, как абсолютно другая реальность, оторванная от нашей жизни. Надо же себя как-то и обеспечивать? Материальную составляющую земного бытия ведь никто не отменял?

 

Ответ: Во-первых (заменить, т.к. «во-вторых» ничего не сказано), «земного» не означает «приземленного». Поэтому дело не в самой «материальной составляющей», как ты говоришь, а в нашем отношении к ней.

 

Вопрос: Вы хотите сказать, что для верующих людей материальные аспекты вообще не играют никакой роли?

 

Ответ: Для тех, кто меряет свое бытие заповедями Христовыми, все это просто не является основной целью жизни. Любящий Бога человек знает, что по трудам и устроению его сердца Господь непременно подаст ему нужную меру «насущного на потребу». И кстати, на шкале «нищета – богатство» это может быть любая из позиций: от одной крайней точки до другой. Но, зная, насколько внимательно Господь печется о его судьбе, человек будет понимать, что именно эта, данная ему мера и есть для него благо. А потому, как бы ни складывалась его жизнь, он будет всегда благодарен за то, что имеет, следуя заповеди по Слову Божию: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и… все приложится вам» (Мф 6:33).

Ведь так или иначе, во всех подаваемых нам обстоятельствах жизни заложен глубокий смысл – непременно важный для разумного утверждения наших душ в духе Христовых добродетелей. И в этом – безусловная ценность для каждого из нас. Научиться бы нам только благодушно с рассуждением все понимать и принимать…

 

Вопрос: Но многое ли тогда зависит от того, какие у нас цели, если все равно «дать» или «не дать» – в руках Божиих?

 

Ответ: Многое, конечно. Человек должен самоопределиться. Потому что, как известно, насильно Господь никого никогда не принуждает – выбор всегда остается за нами. Да и есть ли смысл в насильственных методах переубеждения?

Вот как ты думаешь, каковы шансы переубедить человека, ориентированного исключительно на услаждение гордостным и материальным «процветанием», в том, что он оценивает реальность неадекватно, а значит, гонится лишь за призрачным счастьем?

 

Вопрос: Как правило, реакция однозначна: конечно же, протест! Для иллюстрации достаточно вспомнить одну детскую сказку, а точнее, хорошо известный диалог одного персонажа – любителя пирогов и варенья – с благотворившим ему мальчиком. Всякий раз, отстаивая свое «право» на «счастье» в виде какого-нибудь очередного лакомства, «страдалец» негодовал:

– Я самый несчастный в мире Карлсон!

– Но поверь мне, Карлсон, не в пирогах счастье!

– Ты что – с ума сошел?! А в чем же еще?!

 

Ответ: Да, очень похоже… Вообще-то, нам действительно присуща довольно странная тенденция не задумываться о том, что если Бог создал человека и привел его из небытия в бытие, то отнюдь не ради «пирогов и варенья». Ведь наверняка именно земная жизнь имеет для вечной судьбы человека решающее значение и глубочайший смысл. Но мы почему-то не размышляем об этом… Не задумываемся о том, что сами же лишаем себя радости понимания живого участия Бога в нашей судьбе, не говоря уже о наследии драгоценных для души вечных благ, уготованных всем, поистине любящим Его. А непонимание смысла всего с нами происходящего обрекает нас на ропот, недовольство и страдание.

Но тут же, сами находясь в таком духовно беспомощном положении, других людей, которые думают и чувствуют иначе, мы судим немилосердно. Бывает, что даже одно упоминание о тех явлениях, которые «не вписываются» в наши жизненные стереотипы, вызывает у нас достаточно агрессивную реакцию. Вот, например, ты никогда не замечал, с каким непониманием, смущением, осуждением, а порой и раздражением далекий от Бога мирской человек смотрит на монашествующих? Кому, как не монахам – людям, откликнувшимся на Божественный призыв и распознавшим истинное благо в вечных ценностях, – общество приписывает психопатологические диагнозы: социальную неадекватность, неспособность справиться с трудностями жизни, глубокие повреждения от несчастной любви, стремление уйти от реальности, убежать от проблем и т.д. Так что, к сожалению, большинство людей как раз и охвачены духом той «объективности», о которой предупреждал еще прп. Антоний Великий: «Настанет время – и люди вознедугуют. Тогда больные скажут здоровому: «Ты болен больше других, потому что не похож на нас»».

Такое превратное понимание  происходит не потому, что широкая общественность не хочет понять тех, кто, познавая Бога, кардинально переосмысливает саму суть и цели своего бытия, а потому, что просто не может. Ну как беспечному сердцу, ослепленному духом «мiра сего», отречься своих вожделений и вместить, что благо для человека заключается не в похоти плоти, а в воздержании, не в гордости, а в смирении, не только в здравии, но и в болезни, не в стремлении к богатству, а в нестяжательности, не в похвале, – а в поношении и т.д.?

 

Вопрос: Но Вы говорите, что, тем не менее, кому-то удается все это вместить и переосмыслить жизненные ценности?

 

Ответ: Конечно, тот, кто ищет познания Бога, не останется без Его помощи и ответа. Господь-то непременно будет помогать, а вот общество – осуждать и протестовать. Причем характерно то, что чем больше на пути ко Христу человек отрекается себя, своих материальных желаний и интересов, тем значительнее в глазах общественности выглядит степень его «ненормальности». Но в то же время, чем основательнее он утверждается в христианском образе мысли и переосмысливает свое бытие, тем более безумным он видит свое прежнее, лишенное веры существование. Ведь есть много наглядных примеров, когда даже царственные особы, имитируя смерть, оставляли престол, чтобы, ради Христа отрекшись почестей, славы, богатства и мирских попечений, посвятить драгоценное время жизни покаянному уединению в молитве, богомыслию и богообщению.

 

Вопрос: И все же кажется, что путь, о котором Вы говорите, под силу только избранным.

 

Ответ: Но на Голгофе избранной для Господа стала каждая душа. И неужели ты думаешь, если Он заповедовал нам стремиться к такой цели, то не будет заботиться о том, чтобы подавать нам не одну лишь возможность достичь ее, но и все необходимые средства для ее достижения? Вот только стремилось бы искренне к этому сердце человека…

 

Вопрос: Но по сути речь же идет о скорбях? Действительно ли радуются те, кто избирает для себя такой путь?

 

Ответ: Избрать – это еще не всё. Но те, кто твердо следуют  этим путем,  не просто радуются – они счастливы! Счастливы, несмотря на то, что этот путь нелегок, что бывает больно, случаются и падения… Святитель Тихон Задонский говорит: «В Царство Божие не идут от победы к победе, а большей частью от поражения к поражению, но те доходят, которые после каждого поражения, вместо того, чтобы сесть и оплакивать его, встают и идут дальше».

И действительно: неотступное стремление сердца, наполненное жертвенным смыслом любви и очищения ради того, чтобы навсегда вошел в него Господь, привлекает благодать Божию, которая дарит человеку радостную силу каждый раз восставать, чтобы по-христиански прожить и перейти в Вечность.

 

Любовь или беззаконие?

Вопрос: Да, тогда не удивительно, что порой люди совершенно не понимают друг друга. Из поколения в поколение появляются все новые и новые понятия о жизни… Но особенно странно бывает, когда даже в одно и то же слово люди вкладывают совершенно разные значения.

 

Ответ: И первое из них: что для человека есть «благо», а что «вред». Людское мудрование действительно поражает своей способностью к изобретательности новых губительных «истин». И это не удивительно, т.к., отступив от Правды Божией, человечество полностью дезориентировалось: приняло ложь за истину и поклонилось ей. От этого у многих явлений появились «вторые», «третьи» и т.д., совершенно противоположные по смыслу значения, популярность и общеупотребительность которых, в конечном счете, исказили и отношение человека к Самому Богу.

 

Вопрос: Подождите, но ведь то, что касается Бога, должно быть понятием незыблемым?

 

Ответ: Должно быть, конечно… Но на деле незыблемым всегда остается только Путь Христов и Правда Божия, т.к. Господь по отношению к человеку благ во все времена. А вот «слабое звено» в этом взаимодействии – человек с его непостоянством. Он сам нарушает гармонию бытия: отступая от Христа, напитывается иным духом – и оттого не только перестает понимать Бога правильно, но и теряет способность любить Его. А качество нашей жизни как во времени, так и в Вечности зависит от того, любим ли мы Господа или пренебрегаем Им – вот тебе и источник полярности мировоззрения, интересов, понятий о жизненных благах.

 

Вопрос: Любовь?

 

Ответ: Любовь. И в первую очередь – к Богу.

 

Вопрос: Мне кажется, что в таком случае мы слегка преувеличиваем масштаб проблемы: ведь если опросить людей, то большинство, не задумываясь, скажет, что к Богу относится замечательно – т.е. с любовью.

 

Ответ: Заметь, ты сейчас, сам того не замечая, озвучиваешь печальный факт: мы совершенно не осмысливаем, каково же наше реальное отношение к Богу. И к сожалению, слова «я люблю…» в жизни большинства из нас так и остаются только словами…

 

Вопрос: Хотите сказать, что и это заблуждение?

 

Ответ: Это самообман, основанный на безрассудстве и нежелании познавать Господа в повседневной жизни. Ведь если спросить у людей, как они проявляют свою любовь к Богу, то максимум все сведется к свечке, которая, например, на Пасху зажигается в храме. Или бывает еще и такое содержание «любви» человеческой к своему Творцу: «Бог должен быть в сердце, и вера в Него – тоже». Ну, или такой: «Я хожу в храм, чтобы Он исполнил мои желания».

Интересно мы привыкли рассуждать, не правда ли? А например, если бы мы любили своих родных «в сердце», никогда не соглашаясь с ними, никак не проявляя своих чувств к ним ни в помыслах, ни на деле? Или еще лучше – желали бы мы, чтобы нас любили таким же образом: пренебрегая нами, никогда не стараясь услышать, понять нас и проявить свою любовь на деле? А получается примерно так: «Я люблю, но, не имея верности и преданности Любимому, что хочу, то и ворочу». Можно ли жить, радоваться и надеяться на счастье, если основа жизни – отношение человека к Богу – доведена до абсурда?

Ведь Бог – это реальная Личность! И вот такая «любовь» к Нему, казалось бы, должна в корне дискредитировать человека как разумную личность! Но нет – утверждаясь в духовном невежестве, мы продолжаем отстаивать свое «право» быть законодателем жизни: определять «что есть что» и «как это быть должно», – не только лично для себя, но и судить за отклонение от этих «норм» всех окружающих. Но при этом «мы, конечно же, любим Господа…»?! Не будем же обманываться, ибо «любовь всегда творит волю любимого».

 

Вопрос: Из того, что Вы говорите, следует, что наша духовная слепота является совершенно добровольной?

 

Ответ: Безусловно.

 

Вопрос: Тогда должна быть какая-то причина именно такого странного выбора: сознательная или подсознательная.

 

Ответ: Вероятно, основная из причин, опять же, заключается в неправильном осмыслении теперь уже и понятия «любовь», впрочем, как и многих других жизненно важных понятий.

Скажи, а что подразумевает под «любовью» современный мир? Страсть? Услаждение от всестороннего к нам внимания или заботы о нас, в лучах которых мы стремимся любоваться собой, ублажая собственное самодовольство и эгоизм? Все это свидетельствует о том, что мы настроены больше требовать и брать, чем отдавать. И к такой любви мы стремимся, а значит, видим в подобном чувстве для себя благо. Но может ли чувство, укореняющее в душе эгоизм и гордыню, быть для человека полезным? Вот посмотри: люди играют свадьбы и даже венчаются, но спустя несколько лет больше 60% семей распадаются. Какова причина?

 

Вопрос: Ну как «какова»? Говорят: «Любовь прошла… Мы чужие люди… Он – не такой… Она – не такая…»

 

Ответ: А была ли там истинная любовь, если то чувство, которое люди называли ее именем, без труда уступило свои позиции, когда кому-то из двоих нужно было бы смириться и потерпеть тяготу своего не просто ближнего, а даже любимого? Усвоило ли сердце человека в такой «любви» свойства верности, преданности, жертвенности, всепрощения, желания отдавать всего себя на служение ближнему?

 

Вопрос: Да, это правда – такая подмена чувств, вероятно, не редкость… Но есть же и другие примеры?

 

Ответ: Есть. Иначе бы человечество уже потеряло свою человечность совсем и, как не оправдавшее завета Божия, прекратило бы свое существование. Ведь не зря мы предупреждены о том, что «…опустошит всю землю беззаконие» (Прем 5:24).

 

Вопрос: Ну, беззаконие – беззаконием, а то, о чем мы говорим, – это лишь субъективное чувство человека, которое, кстати, почитается прекрасным.

 

Ответ: Заметь, вот и мы с тобой уже начинаем говорить «на разных языках». Думаю, нужно посмотреть правде в лицо: такая «любовь» и есть самое настоящее беззаконие! Если ты думаешь, что любишь, но не имеешь своей целью благодарения, если в глубине сердечной нет желания жертвовать собой, если ты не поставил Волю Господа о тебе выше собственной желанной «программы» спасения, если твои интересы все еще выше, чем нужды твоих ближних, – то такая «любовь» корыстна, а потому и не любовь вовсе, и по сути своей благом ни для кого не является и не может.

 

Вопрос: Ну почему?!

 

Ответ: Потому что это опять подмена, искажение сознания, чувств и смысла! Потому что любовь в Божественном Учении всегда жертвенна, как жертвенна любовь Самого Бога к человеку. И только такая любовь животворит, благотворит и созидает.

Наполняя содержание любви Духом Своим, Господь поставляет ее основополагающим свойством всей нашей жизни. Ученикам Он говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин 14:15). А к нашим ближним Он заповедует относиться в духе заповедей Своих с любовью, которая: «…долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1 Кор 13:4-8). Поэтому красота истинной любви заключается в жертвенности – в добровольной скорби, которую ради Бога и ближнего возлагает на себя человек.

 

Вопрос: «Добровольная скорбь» – это как?

 

Ответ: Претерпевать добровольную скорбь – это значит благодушно отрекаться себя ради Бога и ближних: своего «Я», своего комфорта, своих желаний и услаждений. Ведь для того, чтобы исполнить заповеди, необходимо настроить душу на борьбу со своим страстным самолюбивым «хочу», со своим горделивым «знаю» и т.д. Чтобы быть счастливым, нужно прежде всего научиться бороться с собой ради блага своего ближнего и соответствия Воле Божией…

 

Вопрос: Да, контрастная картинка вырисовывается… А хоть кому-то под силу «с разгону» так полюбить?

 

Ответ: А «с разгону» и не надо, и не получится. Чтобы научиться любить жертвенно, до самоотречения, нужно много потрудиться над собой. Начать учиться жить заново – с нуля. И делать это, осознавая, что состояние нашей веры, качество мыслей и поступков, оценки жизненной ситуации – все это характеризует реальное отношение к нашему Премудрому Творцу и Любящему Богу… И человек непременно обретет счастье, потому что «любящим Бога все содействует ко благу» (Рим 8:28).

Поэтому, чтобы стать счастливым, нужно заново «перезагрузить» свое мировосприятие: научиться понимать Бога, действовать в Его духе, сделать свою волю единомысленной Его Воле. Ведь подумай только: как неразлучно связаны верность, жертвенность и благодарность – это прекрасные взаимообусловленные грани любви. А тот, кто действительно любит, тот не может не благодарить. Для него жертвенность становится единственно желанным мотивом жить, верность – внутренним незыблемым законом, а благодарность – святой необходимостью. Любящее сердце радуется от того, что живет Богом и ради Бога во всем: в молитве, в трудах, во взгляде на ближнего…

И со временем человек, стяжающий такую любовь, наконец-то хоть немного поймет, КАК любит и благотворит ему Бог. И тогда, полностью доверившись Ему, обретет своим сердцем не просто благо, а Вечный Источник всех благ, – и, по слову Спасителя Христа, все остальное приложится (ср. Мф 6:33).

 

Вопрос: Как все же научиться этому не на словах?

 

Ответ: Об этом – в следующий раз…

 

(Продолжение следует)