О многообразии гордости. Часть третья.

Кого нам слушать: себя или Бога?

 

«И сказал змей жене: нет, не умрете… но будете, как боги…» (Быт 3:5)

 

Вопрос: Все мы знаем, что гордость служит основанием прочих страстей, но когда речь заходит о борьбе с ней, в настроении многих проявляется некая печать обреченности. Часто слышится: «Что я могу поделать и куда мне деваться?! Ну, вот такой я родился и в таком мире вырос». И что странно, констатируя о себе такой скорбный факт, человек, как правило, замыкается и уходит от серьезных рассуждений о том, как можно было бы избавиться от этого пагубного недуга.

Ответ: Ничего удивительного в этом нет. Такое настроение как раз и является типичным проявлением запущенной формы гордыни. В таком состоянии человеку свойственно уклоняться от любых напоминаний о душепагубности укоренившейся в нем гордости. Так он и теряет очередной практический шанс, посылаемый Промыслом Божиим, начать исцеляться от этой болезни.

Если человек позволил себе прельститься лестными помыслами и возомнить о себе, что он – «нечто особенное», то постепенно он закостеневает в эгоцентризме, в угождении себе, отходит от Господа, незаметно уподобляется диаволу и попадает в его цепкие лапы. Внешне этот «плен» начинает проявляться в целом «букете» душепагубных страстей. При этом любое благонамеренное обличение гордости человек воспринимает как посягательство на свою «исключительность». Поскольку гордость самовеличава, ей противно уничижение и она всегда стремится к самооправданию. А, заглушая свою совесть, гордец начинает во всем обвинять жизненные обстоятельства, окружающих людей и даже Самого Бога.

Вспоминается недавний случай, когда одна монахиня свои греховные «немощи» оправдывала «неблагополучной наследственностью», при этом дерзко укоряя мать. В результате, она оставила монастырь и уехала с одним из рабочих в поиске «счастья». Что сказать? Плачевное состояние. Сохрани, Господи, от подобного помрачения…

Вопрос: Думаю, утешаясь «особыми» мыслями о своей персоне, мало кто осмысливает всю серьезность последствий этого процесса. Причем сам термин «гордость» во все времена был на слуху, и не всегда в душепагубном контексте. Например, еще не так давно безбожная мораль советского общества (всячески) убеждала нас в том, что гордость – это «достоинство»…

Ответ: К сожалению, даже те, кто понимает, что гордость – это порок и пагубная страсть, в больш­­инстве своем слишком легкомысленно относятся к ней. А ведь гордость – это абсолютное и безусловное зло.

Вопрос: Почему «абсолютное и безусловное»?

Ответ: Во-первых, гордость – это основное свойство диавола. Мы ведь практически не задумываемся о том, что именно гордыня в свое время сделала высшего из херувимов – диаволом, безвозвратно обратив совершенное добро в беспросветное зло. Поэтому, по сути, подобная страшная перспектива есть у каждого, кто привык доверять своему мнению и ценить его. Как говорится в Псалтири: «Вы же, яко… един от князей [бесовских] падаете [в гордостное неразумие]» (Пс 81:7).

Во-вторых, гордость противна Богу. Она всегда восстает против Него и Его Промысла. Ведь Писание предупреждает: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф 6:24). Поэтому, сочетаясь Христу в Таинстве Святаго Крещения, мы отрекаемся от сатаны и служения его гордыне. А возгордившись – отступаем от Бога, нарушая не только заповеди Христовы, но и обеты, данные Ему при Святом Крещении.

Так что никогда не стоит винить кого-либо в своих грехах. А страдающим от страстей и обижающимся на Бога и на «весь мир» лучше осознать, что Бог зла не создавал и не давал ему власти над нами. Зло набирает над душой силу тогда, когда мы по своей воле избираем самомнение вместо адекватной смиренной самооценки. К тому же, каждому человеку дан разум и свободная воля, а этого вполне достаточно, чтобы во всех обстоятельствах жизни правильно оценивать свое поведение и нести ответственность перед Богом.

Вопрос: Да уж. А казалось бы – «мелочь»: ну подумал я о себе что-то хорошее…

Ответ: Какая же это «мелочь»? Если ты прельстился и основательно присвоил себе какое-то мнимое «величие» – это твой сознательный выбор. Причем этот выбор серьезно нарушает твои взаимоотношения с Творцом и предает тебя в рабство врагу рода человеческого. Потому что, по сути, самомнением человек присваивает дары Бога и приписывает себе Его свойства. А по мере возрастания доверия своему мнению он все более усваивает себе неповиновение и противление Богу.

Так, например, один знакомый мне старый грек однажды выразился по поводу плохой погоды: «Я не согласен с Богом, Он неправильно управляет миром…» Его слова поразили меня своей дерзостью. А ведь мы весьма часто высказываем похожее недовольство погодой или обстоятельствами, сложившимися не по нашему желанию, и тем самым незаметно для себя укоряем Бога.

Получается, что мы не почитаем Бога как Бога доверием Его Промыслу, избираем гордостное доверие своему разуму и утверждаем собственное падшее «Я». И если вовремя не одуматься, то собственное «ЭГО» станет для нас новоявленным «богом», которого мы начнем все более и более ценить, оберегать и полагать все свои усилия на удовлетворение его желаний.

Иными словами, в своем сердце мы фактически заменяем истинное Богопочитание на почитание льстивого идола – своего «ЭГО». И по сути становимся не последователями Христа, но уже – «эгоцентристами», где собственное «Я» – наш новый, добровольно избранный «бог». О таком отступлении от Господа в своих письмах святитель Игнатий Брянчанинов говорит страшные слова: «Помышления и пожелания наши мы соделали для себя богами, волю которых стремимся всеусердно исполнять» (Том VII).

При этом бесы будут усердно «хлопотать» над нами: поддерживать и всячески развивать подобное самообольщение. Потому что диавол обязательно воспользуется нашим опрометчивым отступлением от Христа и, получив власть над нами, будет постепенно искажать наш разум, сознание и мировосприятие, подчинит себе наши чувства и желания, сделает нас одинокими и несчастными. А потом он окажется нашим единственным советником, завладеет нашей волей, лишит здравого рассудка и доведет до погибели… И «трудиться» на этом поприще он будет с одной целью: чтобы безвозвратно увести нас от живого Бога и подчинить себе.

А начинается такое душепагубное бедствие с недоверия и непослушания Богу, Его заповедям, и угождения своим хотениям. Точнее же – диавольским внушениям: «И сказал змей жене: нет, не умрете… но будете, как боги… И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно… и ела; и дала также мужу своему, и он ел» (Быт 3:4-6). По сути эту ошибку прародителей мы повторяем постоянно, когда, уклоняясь от смиренного образа мыслей и действий, соглашаемся на совершение больших и малых грехов.

Поэтому, чтобы предотвратить беду, необходимо своевременно проявить мужество и благоразумие, посмотреть на себя критически и, с надеждой на Бога, начать искоренение ростков гордыни самоукорением. Следует осторожно относиться к своему мнению, опасаться сокрытого в нем обольщения и с полной покорностью просить Господа просветить мысли и чувства познанием Его воли. При случающихся с нами греховных падениях, бедствиях и душевных страданиях необходимо прекратить искать «виноватых», но твердо осознать, что все это – прямое или косвенное следствие нашего гордостного самомнения. Поэтому во всем, происходящем с нами, надо обвинять себя и немедленно каяться не только в греховных падениях, но и в их первопричине – гордостном самомнении; от всего сердца возненавидеть своего «ветхого человека» с его самолюбием, саможалением и искаженным образом мыслей. И, как подобает кающимся грешникам, начать новую жизнь во Христе.

Вопрос: Вы говорите, что бесы будут «хлопотать», чтобы усугубить наше самообольщение. Как?

Ответ: Непрестанно и тщательно. Сама по себе гордость очень коварна. Ибо из пагубного корня гордости произрастает множество страстей.

Сначала человеку методично подаются лестные помыслы о самом себе и, принимая их, он подпитывает и развивает чувство собственной значимости: я «несмь, якоже прочии человецы!» (Лк 18:11). Со временем мысль о том, что он такой «умный», или «сильный», или «духовный» и т.п., основательно усваивается в его сознании. Человек начинает уже слепо и упорно верить ощущениям собственного «достоинства» и «уникальности», формирует для себя «возвышенную» над иными людьми «платформу» и действует, исходя из самостоятельно присвоенного себе статуса. Но такое самовосприятие, как правило, очень далеко отстоит от реальности…

Вопрос: А что мы в данном случае называем «реальностью»?

Ответ: Реальность – это то, какими мы являемся в Очах Божиих…

Так вот, когда человек доверится этим ложным помыслам, он начинает доверять и соответствующим чувствам, которые возникают в его испорченном гордыней сердце. Например, возомнив о себе, что «уникален», он начинает не просто думать, что обладает незаурядными качествами, а уже ощущает себя таким. Причем ожидает, чтобы и окружающий мир воспринимал его персону именно так, как того требуют его гордость и самолюбие. Фактически в таком состоянии человек смотрит на себя, на мир и на Бога через очки с кривыми стеклами, которые превратно искажают реальность.

Вопрос: А что дальше?

Ответ: Дальше он обречен на уныние, разочарование и страдание, потому что вряд ли окружающий мир будет соответствовать запросам его гордыни, разделять их и удовлетворять его надежды и амбиции. А диавол начнет усердно «трудиться», всячески перекручивая в сознании человека восприятие реальности. Он будет внушать ему: «Ты выше, чем многие другие. Тебя просто никто не способен оценить, понять, вознаградить по достоинству. Вот, смотри: тебя опять упрекают, обижают, обличают… Зачем они тебе?» И доходит до того, что любое общение с ближними, которое, при наличии взаимного доверия, могло бы разоблачить подобные иллюзии, враг извращает таким образом, что самое простое, безобидное слово становится для человека, как «меч остр», и оставляет за собой плохо заживающую сердечную рану. Поэтому даже на «ровном месте» он будет чувствовать себя непонятым, униженным и оскорбленным. Он ждет награды, поощрения, признания, но, не дождавшись такой «справедливости», начинает осуждать, озлобляться не только на ближних и на весь мир, но и на Бога…

Вопрос: Складывается впечатление, что враг усиленно работает над тем, чтобы оградить страдальца от чьего-либо участия в его судьбе?

Ответ: Безусловно. Диавол всячески старается оградить его от любой трезвой и разумной помощи со стороны его ближних. Поэтому и внушает ему превратное восприятие окружающей действительности, чтобы закрыть все подступы к его сознанию извне, а тем более от людей, которым он доверяет. Поддаваясь таким внушениям, человек просто отворачивается от помощи, которую для его же вразумления через ближних посылает Сам Господь.

Например, даже от своих детей многие родители часто слышат такие тирады: «Мама! Не «грузи»!.. Хватит!.. Надоели мне твои морали!.. С тобой вообще общаться невозможно!» Или в монастырях: «Во! Снова нравоучение?! Вы сами виноваты – распустили здесь все! Не так воспитывать монахов надо! Хватит! Слышали уже!» Такие «самозащита» и «затыкание ушей» по подобию «аспида глуха» (ср. Пс 57:5), конечно, ни к чему доброму не приведут, но только к ошибкам, преумножению грехов и, аще не покаемся, к страданиям во времени и в вечности.

Что сказать? Как минимум – неблагоразумие…

Вопрос: Неблагоразумие? Но если человек не осознает себя духовно больным, то он и вовсе не может понять, зачем на него «нападают» понапрасну. Разве можно ждать благоразумия, когда речь идет уже о помраченном сознании?

Ответ: Неблагоразумие, в данном случае, проявляется в недоверии ближним – если человек пытается «заблокировать слух». Дело в том, что пока он еще способен хоть кого-то слышать, пусть даже это и вызывает в нем противление и бунт, ситуация не так критична. Важно не упустить этот момент. Потому что, когда он все же заблокирует подступы к своему сознанию и в основном начнет доверять только самому себе, оставаясь один на один со своими помыслами и чувствами, со своим искаженным, болезненным мировоззрением, то в итоге единственными его собеседниками станут бесы. А враг на половине пути не останавливается…

Вопрос: Значит, если человек, страдающий гордостью в запущенной форме, отсекает разумное участие ближних и перестает слышать и доверять кому-либо, кроме собственных помыслов, то дальнейшее демоническое влияние на него будет лишь усиливаться?

Ответ: А ты представь себе: вот он, не задумываясь, живет один на один со своей гордыней, в иллюзорных «лучах» собственного «величия», а тем временем отравленный страстью разум слепнет до такой степени, что даже правильное восприятие элементарных понятий становится ему уже недоступным.

Вопрос: То есть происходит что-то вроде одурманивания?

Ответ: Да. Воздействие гордыни на душу человека на такой стадии можно сравнить с отравлением организма у токсикомана. Вдыхая ядовитые токсические испарения, человек жаждет эйфории и галлюцинаций. Он продолжает движение, но его мозг и подсознание находятся в полном дурмане, попадают в иллюзорный, несуществующий мир. В этом мире он чувствует восторг! А когда воздействие токсических веществ прекращается, то для токсикомана наступает очень тягостный момент – столкновение с реальностью… Реальность для него становится невыносимой и обременительной, он ее отрицает, ненавидит и всячески избегает…

В таком греховном состоянии человек может гордиться даже тем, что в любом нормальном понимании предметом гордости быть просто не может. Например, еще преподобный Нил Мироточивый говорил, что в последние времена люди будут гордиться блудом. Хотя во все века, у всех народов блуд был предметом поношения и стыда, а сейчас, подумать только, это постыдное проявление страсти вызывает у людей гордость! Полное безумие! О людях с таким деформированным сознанием можно только сожалеть.

Ведь как объяснить такому человеку, что он болен и заблуждается, если под воздействием яда гордости система его ценностей, в которую он верит и которой слепо служит, изуродована до абсурда? И даже достучаться до такого помраченного сознания, чтобы в нем зародилось хотя бы понятие греха, не говоря уже о необходимости от него избавиться, практически невозможно.

Вопрос: Так это уже какая степень гордости?

Ответ: Это уже бесовская «прелесть».

Вопрос: А где грань между «еще просто гордостью» и «уже прелестью»?

Ответ: В человеке начинает развиваться «прелесть» именно тогда, когда он начинает доверять лишь «своим» помыслам, желаниям и чувствам. В таком состоянии враг управляет чувствами человека и он действует так, как ему внушает демон. Поэтому «прелесть» – есть ни что иное, как почитание глубоко усвоенной лжи за истину.

Вопрос: А в каких формах она проявляется?

Ответ: Формы бесовской прелести тоже различаются по степени запущенности, но общие черты, конечно же, есть. Прелесть агрессивна и напыщенна. Потому что прельщенный человек мнит о себе, что он есть «нечто» и «нечто немаловажное». Например, он возомнил, что имеет молитву или сугубые знания, или что он «подвижник», или «постник», т.е. в его чувствах преобладает самодовольство, напыщенное мнимыми добрыми качествами. Хотя сегодня люди уже свыклись с тем, что многие гордятся пороками. Например, дерзостью, грубостью, жестокостью и хамством; женщина гордится соблазнительностью, а мужчина – тем, что он «крут»… По мнению многих – все это достойно восхищения, всеобщего внимания и возвышает их над другими «простыми смертными». Часто можно услышать: «Да ты не знаешь, с кем говоришь!»

Вопрос: И, действительно, все то, что еще двадцать лет назад считалось постыдным и недопустимым, сегодня почитается за норму жизни. Но неужели сценарий «затягивания» в этот «омут» всегда один и тот же? Наверное, есть и варианты?

Ответ: Конечно, есть. Сейчас мы говорим лишь об общем механизме демонического воздействия на душу и описываем общие черты проявления гордости на запущенных стадиях ее развития. Но, поскольку устроение у всех разное, то, конечно же, встречаются различные варианты и комбинации бесовского воздействия и внешнего проявления страсти. Диавол очень изобретателен и к каждому сознанию подбирает свои «ключики» и «крючочки», пока крепко не подцепит на какую-нибудь «наживку».

Вот, например, еще один из печальных вариантов. Можно образно сказать, когда человек становится пред Богом «в позу». Допустим, он начинает о чем-то молиться. И, если Господь не спешит исполнять его просьбу, в нем постепенно укореняется недовольство: «Господи, почему Ты меня не слышишь?» Не смиряясь и находясь в таком немирном состоянии духа, человек уже требует желаемого. А если Господь и дальше не спешит отвечать ему на молитву, то он еще больше «поднимается» против Бога «на дыбы»… В его сердце прорывается ропот: сначала на людей, якобы во всем виноватых, а потом на Самого Бога… Но если гордец и на этом не остановится, то дело доходит до открытой брани на Господа: «Я не буду Тебе молиться и не буду Тебя просить, Ты – жестокий…» Так полагается начало богохульству. Это одна из тяжелых запущенных форм гордости. И если человек не опомнится, то, вероятнее всего, такой процесс доведет его до общения с демонами.

Вопрос: А как можно распознать, что переход к непосредственному общению с демонами уже произошел?

Ответ: Человек начнет видеть «вещие» сны, слышать «голоса», ему будут подаваться всякие «откровения», «озарения», и если довериться всем этим прельщениям, то, рано или поздно, он придет в такую бесовскую «меру», что «сподобится» воспринимать демонов явно.

Вопрос: Это как?

Ответы: Он начнет лицезреть демонов в виде людей. А они, в свою очередь, будут являться к нему сначала в виде знакомых ему людей, а после и в виде ангелов, святых и т.д. Начиная слушать «голоса» и «откровения», человек готовится к тому, чтобы воспринимать и видимые образы, которые, возможно, будут формировать для него еще более «возвышенную реальность» и открывать всё «новые горизонты».

Вопрос: Какая жестокая ложь и обман! Зачем врагу такие явные эксперименты?

Ответ: Существенно усугубляя таким образом гордостное помрачение человека, демоны готовят себе послушника, который по их внушению будет исполнять все, что они ему подскажут. Так человек попадает в тяжелую демоническую «прелесть»: становится орудием демонического действа и послушно исполняет все, что ему внушает диавол.

Был такой случай, когда, преодолевая сложный путь, два монаха попросились на ночлег к одной старушке. Выяснилось, что она имела обыкновение молиться по католическому образу, представляла образы, разговаривала с «ангелами», с «Богородицей»… За ужином случился у них разговор о спасении, а после хозяйка очень благодарила: «Вы такие духовные, спаси вас, Господи!» Ночью один из монахов проснулся от каких-то шорохов и посреди их комнаты увидел эту старушку с топором. Заметив, что один из братьев не спит, она выскользнула из комнаты. Монах поспешил за ней:

– Что Вы хотели, бабушка?

– Да хотела убить вас… Мне сказали: «Видишь, какие эти братья благочестивые и духовные? Если ты их убьешь, они станут мучениками. А ты сделаешь доброе дело»…

Так в «прелести» человек доходит до полного подчинения диаволу.

Вопрос: Ничего себе, прельстилась старушка! Похоже, диавольская злоба к человеку не имеет предела. И чем больше враг получает власти над нами, тем больше и издевается… А мы – марионетки, живем, как ни в чем не бывало: разум – «на каникулах», волю променяли «на цветные фантики» иллюзий…

Ответ: Да… На такой стадии, как у этой старушки, человек уже теряет свою свободную волю перед демоном. Он уже не выбирает, как ему поступить, а, как послушное орудие, выполняет приказы. Это крайняя форма «прелести» и уже, в какой-то степени, одержимость бесом.

А самое скорбное то, что, если человек отходит в таком состоянии в мир иной, на мытарствах демоны встретят его, как свою «законную» жертву, т.к. уже в земной жизни он добровольно согласился с ними и в помыслах, и в чувствах, и в желаниях…

Поэтому святитель Игнатий Брянчанинов неоднократно повторял такую мысль: «В этой жизни нам необходимо расторгнуть общение с демонами». А это общение так и укореняется: сначала в помыслах, затем в чувствах, затем в желаниях, затем в различных страстях, демонических наваждениях и т.д.

Вопрос: Но, как я понимаю, если не опомниться и не раскаяться, то даже такая «прелесть» – это еще не предел возможной «метаморфозы» человеческого сознания?

Ответ: В самых запущенных случаях, когда человек слишком долго пребывает в сильном помрачении гордостью, его разум  начинает повреждаться, что приводит к исступлению ума. Или же попускается бес и человек становится одержимым. Но и в том, и в другом случаях в своих поступках он начинает совершенно терять нормальный человеческий облик… Такое наказание ждет «непробиваемо» гордых людей.

Вопрос: А как проявляется исступление ума?

Ответ: В состоянии исступления ума человек живет и совершает поступки, не свойственные разумному существу. Он становится абсолютно невменяемым: может выть, орать, бегать в непотребном виде, бросаться на людей, вредить своей плоти, осквернять Святыню, совершать иные страшные, безумные поступки… Для вразумления исступление может быть попущено на время. А в худшем случае  человек может остаться таким и навсегда. В святоотеческом наследии есть очень наглядный пример динамики демонического воздействия на возгордившегося монаха[1]: восстав по гордости на своего старца, авву Исаию, один несчастный монах добровольно предал себя в послушание своим нечистым помыслам, а точнее – бесу. Воспринимая все предлагаемые ему чувства и видения за действительность, он дерзнул возводить клевету на своего почтенного старца.

Не находя никого, кто разделил бы его брань, он испытывал страшные страдания, думая, что терпит за справедливость. Вернувшись в мир и вскоре потеряв свое имение, он пошел к патриарху и сказал: «Владыко! Отмсти за меня идолослужителю, отцу Исаии: он своим волхвованием сжег мой дом и все, что было в доме». Патриарх же ответил ему: «Немы да будут устны льстивыя, глаголющия на праведнаго беззаконие» (Пс 30:19).

И когда патриарх произнес эти слова, монах увидел мурина, который стал бить его огненным жезлом и облек его в железную броню. Монах упал к ногам патриарха в неистовстве… Семь месяцев он пребывал в исступлении ума, одержимый лютым демоном. Он представлял собой зрелище, достойное сожаления: его нужно было связывать железными цепями; он бил себя и бросался на всех, кто окружал его, ел извержения человеческие, скитался нагой, терзал плоть свою и одежду, мучая себя и толкая встречающихся…

Так что нет ничего случайного. Каковы причины, таковы и следствия. Кого мы выбрали для поклонения, того мы и рабы, поэтому к соответствующему состоянию и приходим.

Вопрос: Вот тебе и доуслаждался когда-то «невинными» и «приятными» мыслями о себе… Безумие и только…

Ответ: Так и есть. По сути, нераспознанная и нераскаянная гордыня – это серьезно прогрессирующее безумие. Ну, разве станет разумное существо идти против Бога? А столь страшные последствия наблюдаются потому, что, не смиряясь и не раскаиваясь, человек по своей воле все дальше и дальше отходит от благодати Божией; все глубже и глубже погружается в «омут» греховного плена врага рода человеческого.

Преподобный Силуан Афонский говорил: «Кто, подобно мне, потерял благодать, тот пусть мужественно борется с бесами». Но прежде, чем начать борьбу, конечно же, сначала надо осознать, что происходит с тобой, и очень сильно захотеть избавиться от этой пагубы… А когда сознание настолько отравлено гордостью, принять реальное положение вещей становится весьма и весьма непросто. Поэтому, Божественный Промысел и заботится о том, чтобы побудить человека к исправлению своих ошибок. Ведь не случайно тяжелые степени гордости сопровождаются неуемным безудержным обострением других страстей: запойным пьянством, блудом, содомскими извращениями или же – крайне тяжелыми физическими болезнями. Такие явные падения, недуги и посрамления попускаются человеку для вразумления, чтобы он опомнился, одумался и покаялся; чтобы начал взывать к Богу о помощи, искать и исправлять в себе главную ошибку и причину своего состояния: ранее не осознаваемую гордость, самолюбие, превозношение, честолюбие, самодовольство, тщеславие…

Только помоги нам, Господи, в этом поиске воспринять сердцем правильный мотив, не ошибиться и не пойти по ложному пути: например, желать избавиться от того же пьянства, лишь бы уберечь от посрамления в собственных глазах и в глазах окружающих свой самодовольный горделивый образ… Но каждому должно крепко уяснить себе: «В гордости сокрыта причина всех моих бед во времени и в вечности». Это ли не говорит о том, что у человека есть жизненная необходимость всячески сопротивляться гордости и, смиряясь, смирить свою надменную душу. Ибо «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак 4:6).

Преподобный Амвросий Оптинский оставил нам такую молитву: «Господи! Наг есмь от всякого блага, исполнен есмь всякого зла. Спаси мя единым милосердием Твоим!»

Многие святые отцы говорили, что, только искренне осознав свое греховное состояние, свою погибель, можно по-настоящему взыскать Спасителя, по-настоящему каяться и молиться об избавлении из плена страстей. А если осознания всей пагубы нашего бедственного положения не произойдет, то молитва, пост, прочие «подвиги» и «добрые дела» будут лишь подпитывать самодовольство нашего внутреннего фарисея.

Вспомним слова апостола: «Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем, и истины несть в нас. Аще исповедаем грехи наша, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наша, и очистит нас от всякия неправды» (1 Ин 1:8,9).

О многообразии гордости. Часть четвертая.
 

 

 

 


[1] Святитель Игнатий Брянчанинов. «Отечник». Избранные изречения святых отцов. Авва Исаия.

  1. Досточтимые отцы, Христос посреди нас!
    Знакомые указали Ваш сайт,стал перелистывать,и потому «зачастил».
    Этот фундаментальный аскетический трактат с продолжением напомнил вопросо-ответы древних отцов в патериках, Варонуфия и Иоанна, и проч. Спаси Господь за столь кропотливый труд!
    Смутил меня некий «крен» в сторону самоисправления — с помощью Божией,конечно. Хочу лишь кратко заметить следующее. Мы все — наследники падения Адама,которое носим в себе и после крещения,и потому не можем владеть вполне силами своей души. Диавол горд,однако он в каком-то смысле в большей степени «целостен» во зле. Собрать себя мы можем лишь во Христе-Спасителе, и лишь тогда сможем узреть и бездну своего падения, и гибельность страстей,и сами страсти. Простите.

  2. Дорогие отцы! Простите! Читаю,и приходит помысел:что-то здесь не то,это скорее напоминает психоанализ, или «Письма баламута», какая-то холодная проницательность в человеческую душу, в темные ее тайники. Знаете ли вы случаи,когда пьянство исцелило бы человека от гордости? Я знаю много случаев, когда оно довело людей до гибели и смерти и разрушило жизнь их ближних. Слишком рискованный это метод…

    1. Ксения, должно быть Вы что-то упустили из прочитанного. В статье не предлагается избавляться от гордости путем пьянства. Ничего подобного там нет. Что же касается содержания статей, то кому-то, по младенчеству его, требуется молоко, а тот, кто уже пришел в возраст, может принимать твердую пищу. Могий вместити да вместит.
      Простите нас — пишем, как умеем.

  3. Благословите, отцы-пустынники! Спаси Господи! Наверное я действительно еще во младенчестве духовном, потому что даже одолеть эти статьи до конца оказалось невозможно — хотя мне очень понравились другие Ваши публикации на этом сайте, и я читала книжку о молитве.

  4. Ксения, критерий для оценки того или иного церковного текста — соответствие его духу святоотеческого Предания. А дух этот известен… Нужно напитаться духом святоотеческих творений, и тогда, если мы живем в Церкви, молимся и участвуем в Таинствах, мы легко отличим подлинное от ложного.

  5. Спаси Господи! Святых отцов я довольно много читала и в свое время даже писала дипломную работу по древнему монашеству. Но известно, что они-то и писали в основном для «духовных младенцев», а твердую пищу предлагали изустно, чтобы неготовых не смутить и не погубить.

  6. Думаю, что в сети рисковано искать такую «пищу». Вспоминаются кстати «сети,расставленные по земле, которые обходит только смиренномудрие» — у кого-то из древних отцов.

Комментирование закрыто.