О поминании усопших, скорбях и молитве.

Вопрос от Ирины:

Братие, простите. Думаю, о. Константин когда-нибудь же вернется? Если вопросы неуместны, простите.

Благословите, о. Константин, и простите!
У меня есть насущные вопросы о родных, которые хотелось бы все же уяснить, если возможно. Ведь если не распутаешь все «узлы» здесь, то придется распутывать в вечности…
Выросла я в «советской» семье, бабушка была верующей и нас, меня и брата, крестила, мама была учительницей, бабушке сочувствовала, но воспитывала нас по-светски, мечтала о светлом будущем. Отец, Михаил, был неверующим, кроме того, выпивал, а в последние годы в связи с этим своим пристрастием болел; он умер внезапно, на работе (было ему 67 лет), от инфаркта; я уговорила его креститься за три года до того (хотя и неизвестно, м.б. в детстве он и был крещен), однако он не причащался ни разу. У меня была тогда неофитская ревность. Мы пригласили священника и папу отпевали дома. Потом 40 дней я усердно о нем молилась, подавала поминания и кормила нищих; было радостное чувство — а потом как бы у меня в жизни все «обрушилось», начались всевозможные нестроения, гонения, я впала в немилость там, где совсем того не ожидала, и проч. Может быть это связано со смертью отца? Может быть, я неправильно молилась о нем — ведь он был неверующим? Как вообще в таких случаях молиться? Еще я чувствую за собой вину, что не оказала ему достаточно заботы и любви (я жила тогда уже не дома, приезжала редко), злилась на него за его пристрастие, сочувствовала в этом маме.
У мамы же теперь многолетнее искушение — она не может примириться с женой брата и ее родственниками, «борется» со всеми, и страдает от одиночества — хотя вырастила двоих детей. И я боюсь, если она в таком состоянии непримиримости умрет. В Церковь она ходит, исповедуется и проч., я же потратила годы, жертвуя своей свободой, стремясь примирить их и успокоить ее душу — и все тщетно. Что же еще можно сделать для нее и вообще для своих родных, живых и умерших?
Прошу еще, если можно, помяните маму (Валентина) в Ваших молитвах.
Простите меня ради Бога.
PS Я все еще в Дивеево, пытаюсь и свои собственные «узлы» в душе как-то распутать. Могла бы что-то привести себе в оправдание, даже процитировать, но это значит только прилагать грехи ко грехам. Лучше уж претерпеть. Будто изучаю на практике, что значит «держать ум свой во аде и не отчаиваться», переживание не из легких. Ум все еще колеблется между двумя противоположными «версиями» — банальной, обыденной и, скажем так, духовной. Наверное, истина где-то посредине.. Существует также некая внутренняя достоверность — хотя себе и нельзя до конца верить. Хотелось бы сохранить то, что истинно и благо и получить хоть какое-то ободрение помимо того, что ищущим Бога все споспешествует во благое. Бывает ведь, что Господь и Сам ставит пределы нашим «исканиям»…
С наступающим Успенским постом!

 

Монах Константин:

Ирина, не связывайте постигшие Вас скорби со смертью отца и молитвами о нем. Молиться нам заповедано, а без скорбей прожить невозможно, ибо сказано: «В мире сем скорбни будете» (Ин. 16:33). Чувство вины за недостаточную заботу об отце обращайте в усердную молитву о спасении его души. Это чувство – милость Божия, долженствующая подвигнуть Вас на таковую молитву. Тоже самое, касается и Вашего старания изменить к лучшему негативные (как Вам кажется) стороны характера Вашей матери. Бог весть, почему у не имются такие искушения и наше дело не вмешиваться слепо своими действиями в Промысел Божий о других людях, а в молитвах просить Господа об излечении и исправлении душ наших. Направьте на это хотя бы часть Вашей немалой энергии и молитесь о матери, не оставляя при этом внешнего попечения и заботы о ней. Только возлагайте надежду не на свои усилия в попечениях, а на милость Божию по молитвам всех молящихся.

  • 854 просмотров